Поиск:

Барокко


Барокко это одно из направлений в искусстве и литературе 17 века, сохранившееся и развивавшееся в некоторых странах (Германия, Австрия, Италия, Россия) и в эпоху Просвещения. Слово «Барокко» существовало на нескольких языках — португальском, итальянском, латыни, испанском — задолго до этого периода и имело несколько различных значений (одна из фигур силлогизма в схоластическом рассуждении, вид финансовой операции, жемчужина неправильной формы), каждое из которых включало переносный смысл «странного, неправильного, экстравагантного» и имело пренебрежительный оттенок. К явлениям искусства (музыке, архитектуре) барокко стало прилагаться уже во второй половине 18 века, а в 19 веке появились первые труды искусствоведов (Я.Буркхардт, 1865; Г.Вёльфлин, 1888), в которых барокко расценивалось как явление, возникшее на закате Возрождения, но уже не трактовалось абсолютно негативно. В 20 веке началась эстетическая реабилитация барокко как на правления в архитектуре, живописи, музыке. Довольно долго термин «Барокко» не применялся к литературным явлениям или применялся лишь спорадически, в немногих исследованиях (Д.Кардуччи, 1860; Э.Порембович, 1893). Окончательное узаконивание понятия Барокко не только в сфере искусствоведения, но и в истории литературы осуществилось в 1930е, а в 1950-60е в литературоведении возникает научная мода на барокко. Ее появление, очевидно, связано с определенной перекличкой художественного мировидения «катастрофического» 20 века с мироощущением людей бурного, военного 17 века — начала Нового времени, в котором наш современник быстрее и легче узнает себя, чем в искусстве и литературе более ранних этапов. Чувство близости, похожести духовной атмосферы периода развития литературы барокко интеллектуально-психологическому климату 20 века порождает на всем его протяжении сочинения в так называемом стиле - необарокко, объясняет популярность самого слова, иногда появляющегося даже в заголовках произведений («Концерт барокко», 1975, А.Карпентьера), открывает закономерность исследовательского интереса к барокко.

Однако современные ученые вынуждены констатировать: появившееся к настоящему периоду «громадного числа работ о барокко лишь напустило туману в его теорию». Многими специалистами термин «Барокко» понимается весьма широко. Одна концепция, восходящая к работе Э.д'Орса, рассматривает барокко как константу любого стиля, как его кризисную заключительную стадию, выделяет барокко эллинистическое, средневековое, классицистическое, романтическое — всего более 20 видов. Другая концепция, выдвинутая Г.Гатцфельдом, рассматривает барокко как обобщающую категорию, в которую входят подвиды: маньеризм, классицизм и бароккизм (рококо). Исследования, в которых барокко выступает как историческое, локализованное в определенных хронологических рамках понятие, также достаточно разноречивы. Даты существования барокко колеблются от предельно широких (1527-1800) до достаточно узких (1600-50). Барокко понимается то как художественный стиль, направление определенного историко-культурного периода (Б.Р.Виппер. Искусство XVII века и проблема стиля барокко Ренессанс. Барокко. Классицизм. М., 1966), то как «стиль эпохи», т.е. обозначение культурного периода в целом, как тип культуры. Иногда эти определения входят друг в друга, иногда — рассматриваются как взаимоисключающие: по мнению А.В.Михайлова, «барокко — это вовсе не стиль, а нечто иное. Барокко — это и не направление... Возможно говорить о барокко как о «стиле эпохи».

По разному определяют исследователи и связь искусства и литературы барокко с религиозными движениями 17 в.: в одних трудах барокко — порождение католической Контрреформации, даже конкретно «иезуитский стиль», «искусство Тридентского собора», в других — напротив, художественное явление, противостоящее контрреформационной идеологии (так трактовалось барокко в тех советских исследованиях, которые ставили целью идеологическую реабилитацию направления), в третьих — барокко развивается и в среде католиков, и в среде реформаторов, не имея определенной конфессиональной прикрепленности, а скорее вырастая на почве того религиозного — и политического, и социального — конфликта, которым отмечен конец Возрождения. Искусство и литература барокко более активно развиваются в те периоды Нового времени, когда кризисное состояние общества усиливается (в общем — это преимущественно последняя треть 16 — первая полови на 17 в., конкретнее 1580-1660) и в тех странах, где политическая и социальная стабильность менее прочна или нарушена (Испания, Германия).

Барокко — порождение глубокого исторического, мировоззренческого, социокультурного, нравственно-психологического кризиса в период перехода от Возрождения к Новому времени. Оно вырастает на почве острого внутреннего переживания внешних катаклизмов, переосмысления прежней картины мира, переоценки человеческих возможностей, привычных идей и ценностей. В художественном видении барокко не только Земля не является центром Вселенной (следствие глубоко усвоенной и развитой 17 в. коперниканской картины мира), но и человек — не венец творения (критике этой идеи способствуют новые религиозные течения — протестантизм, янсенизм). Мир и жизнь человека в мире предстают чередой непримиримых оппозиций, антиномий, они находятся в постоянном борении друг с другом и постоянно меняются, оборачиваются иллюзией. Окружающая человека реальность оказывается сном, и драматичнее всего, что он не может уловить границы между этими состояниями, понять, в каком положении он находится в тот или иной момент (пьеса П.Кальдерона «Жизнь есть сон», 1636).

Непознаваемость подвижной, дисгармонической, хаотической действительности, в которой пребывает человек — «мыслящий тростник», предоставленный житейским бурям, «атмосфера сомнения», в которую он погружен, вызывают жадный интерес к таинственному, волшебному, мистическому, которым заведомо нет окончательной разгадки. Человека барокко мучит ощущение непрочности, непостоянства, изменчивости жизни, он обращается то к традиции античного стоицизма, то эпикурейства, и эти начала не только антиномично противопоставлены, но и парадоксально слиты в пессимистическом ощущении жизни как пути бед. Новому мироощущению литература барокко находит образно-стилевые соответствия, «избегая говорить слишком ясно», сталкивая и контаминируя трагическое и комическое, прекрасное и уродливо-бурлескное, возвышенное и низкое, «быть» и «казаться», используя метафоры и парадоксы, питая пристрастие к изображению метаморфоз, превращений и переодеваний. Барокко часто рисует мир как театр: прямо вводя театральные сцены в произведения (в т.ч. и сценические — прием «театра в театре»); прибегая к декоративным и пышным изобразительным средствам (нанизывание изощренных метафор, создание образов-эмблем, гиперболизация и утрировка языковых контрастов). Само слово в барокко несет прежде всего функцию «представления», а метафоры и иносказания являются «способом образования особого строя сознания».

Творческая задача писателя барокко — волновать и удивлять читателя («Поэта цель — чудесное и поражающее. Кто не может удивить... пусть идет к скребнице». Д.Марино. Сонет, 1611). Одновременно барокко стремится выразить сложность мира во всей ее полноте: громоздкая композиция многих произведений, обилие персонажей, сюжетных линий, конфликтов, событий, разнообразие «декораций», в которых они происходят, обширные ученые комментарии, которые часто сопровождают тексты романов («Сумасбродный пастух», 1627-28, Ш.Сореля; «Ассенат», 1670, Ф.фон Цезена), драм («Папиниан», 1659, А.Грифиуса), призваны превратить эти произведения в подобие универсальной энциклопедии. Барочный мир «энциклопедия», и как Книга Бытия и как собственно книга, состоит из множества отдельных фрагментов, элементов, «рубрик», соединяющихся в противоречивые и неожиданные сочетания, создающих «обдуманно-головокружительный» повествовательный лабиринт. «Рассудочная экстравагантность» барокко связана с тем, что это искусство риторическое, не ставящее перед собой задачу непосредственного, прямого отражения действительности. Барокко всегда учитывает, хотя и варьирует неожиданно, даже парадоксально, — литературную традицию. Эта литература использует «готовое слово» — и в своей «высокой», этико-философской, любовно-психологической, «трагической» линии (П.Кальдерон, О.д'Юрфе), и в «низовой», нравоописательной, бурлескно-сатирической, «комической» линии (Ф.Кеведо, Сорель, Х.Я.Гриммельсха узен). Барокко представлено в европейской литературе не только этими двумя основными стилевыми линиями, но и множеством течений: культизм (гонгоризм) и консептизм в Испании, маринизм в Италии, либертинаж и прециозность во Франции, метафизическая школа в Англии, «светское» и «религиозное» барокко. Это направление имеет определенные национальные особенности в каждой стране: испанское барокко — наиболее философски напряженное, смятенное, французское наиболее аналитически-интеллектуальное, немецкое — наиболее эмоционально-аффектированное. Барокко — искусство, не склонное к созданию стройной системы художественных законов, «правил». Существует мало литературно-эстетических сочинений, которые с полным правом можно назвать программно барочными, хотя к становлению эстетки барокко, безусловно, имеют отношение Т.де Вио, Сорель во Франции, Дж.Донн в Англии, Д.Марино в Италии, Гриммельс хаузен в Германии. Эстетика барокко полнее всего представлена в Италии («Подзорная труба Аристотеля», 1655, Э.Тезауро) и Испании («Остромыслие, или Искусство изощренного ума», 1642, Б.Грасиана): оба теоретика обращают основное внимание на понятие «острого ума» как основы изобретательности художника слова, утверждают роль интуиции в художественном творчестве. Система жанров в барокко не обладает законченностью и стройностью, как в классицизме, однако жанровые предпочтения писателей достаточно ясны: это пасторальная поэзия, драматические пасторали и пасторальный роман, галантно-героический роман с исторической тематикой, аллегорический роман, философско-дидактическая лирика, сатирическая, бурлескная поэзия, комический роман, трагикомедия, философская драма.

Слово барокко произошло от португальского barrocco, что в переводе означает — жемчужина неправильной формы.

Похожие слова: