Поиск:

Фантэзистская школа


Фантэзистская школа  это течение во французской поэзии первой половины 20 в. Под лицейской крышей в Ажене (Гасконь) познакомились в 1907 наставники Франсуа Каркопино-Тюзоли, Робер де Ла Весьер и лицеист Филипп Юк. Муза любовной поэзии сблизила их, и в честь нее они приняли новые имена — Франсис Карко (1886— 1958), Клодьен (1880-1937; книги стихотворений в прозе «Лабиринты», 1925, и «Покинутость», 1933, вышли под его настоящим именем — Р.де Ла Весьер), Тристан Дерем (1889-1941). Печатались в провинциальной периодике; основывали недолговечные журналы. Служа в армии, Карко встретился в 1909 с Жаном Пеллереном (1885-1921) и вступил в переписку с Леоном Вераном (1885-1954). В Тарбе родилась коллективная «Тетрадочка» (1911); тираж — 20 экземпляров. В вошедших в нее стихах Карко, Дерема, Пеллерена и Верана звучат сочный галльский юмор и грустная ирония. Появились первые поэтические сборники у Карко («По наитию», 1911; «Богема и сердце мое», 1912; «Кислосладкие песенки», 1913), Дерема («Краткие стихи», 1910; «Вешняя флейта», 1912), Пеллерена (эпиграммы из «Малого колчана», 1913), Верана («Край грез», 1911; «В саду лилий и алой вербены», 1913). «Нам было двадцать лет, — вспоминал в «Карманной звезде» (1925) Дерем. — Сразу же подумали, что мы намерены все разбить. Вовсе нет. Мы хотели петь; мы мечтали скорее созидать,чем разрушать; нам хотелось поскорее обрести музыкальный строй, а не сочинять манифесты, с которыми всегда не в ладах творчество».

Удачное название содружеству поэтов подсказал в августе 1912 Дерем в «Очерке новейшей французской поэзии» (в лондонском журнале «Ритм») — «фантэзисты» (от фр. fantaisie — воображение). Фантэзисты — поэты воображения, эстетического преображения повседневности. В ренессансной поэтической традиции (Ш.Орлеанский, Ф.Вийон, М.Ренье), в мудрости Ж.Лафонтена черпали они «живую воду», приуготовляя, по слову Карко, «возврат к истокам жизни и творчества» (статья «Независимые и фантэзисты» — «Поэтическая тетрадь», 1912, ноябрь). «Независимые» — это Гийом Аполлинер (1880-1918), Макс Жакоб (1876-1944) и Андре Сальмон (1881-1969); иногда их вплотную сближали с фантэзистами, что вызывало протест у Аполлинера. Но они — бесспорные союзники в лирическом обновлении французской поэзии 20 в. Майский номер своего журнала «Грани» Веран посвятил «независимым и фантэзистам»; во введении Дерем пояснял, что воображение, фантазия — это способ выражения «мягкой независимости», а порой — «меланхолического мотива, смягченного смутной улыбкой»; независимость же проявляется в «душевной тревоге об индивидуальной свободе, о свободе чувств, которая позволяет выразить мир с неожиданной стороны». Здесь очерчен водораздел между фантэзистами и футуристами (см. Футуризм), а в близкой перспективе — противостояние другим ответвлениям авангарда — дадаизму и сюрреализму. «Разве это не ошибка кубистов — вместо увиденного зрелища изобразить на полотне умственную комбинацию — вопрошал Поль Жан Туле (1867-1920). Именно его признал Карко лидером нового течения и объявил об этом от лица всей группы во вступлении к октябрьско-декабрьскому номеру журнала «Стихи и проза» за 1913. Велеречивость романтиков, герметизм символистов, словоизвержения футуристов — все это вызывало у Туле иронические реплики. Поэт 20 в., он предчувствовал неотвратимость всеобщих движений, воспринимая свое время как эпоху перехода, и уповал, что это движение свершится в угодном ему направлении и приведет здравомыслящих французов к «французскому классицизму, к здоровью, к ясности великого столетия». «Великое столетие» — это век Расина и Мольера, Лафонтена и Корнеля, с которым, кстати, поэт состоял в родстве. «Туле — само очарование нашей Франции» — это суждение Анри Клюара привел ЖанМарк Бернар (1881-1915) в этюде «Поэты фантэзисты». Поэт мимолетных радостей жизни, издатель журнала «Осы», Бернар, тяготея к неоклассицизму, сблизился с фантэзистами. Его особо выделял Туле среди своих последователей; в «Заметках о литературе» он сопоставлял романтизм, «который в сущности является литературной анархией» с классицизмом — «наследственной внутренней энергией» естественного чувства, а лицемерному стоику, язвительно враждующему с природой противопоставил эпикурейца Бернара, «устремленного к гармонии с природой» (Там же. С. 16, 27). Бернар в своем этюде в орбиту Ф.ш. вводит новые имена: Франсис Эон (1879-1942, «Три года, 1903; «И длится жизнь», 1919) — торжественная эпичность, мечтательность, ритмы повседневности; Фаг (наст, имя Жорж Файе, 1872-1933; «Пляска смерти», 1920; «Гирлянда для невесты», 1921), — переводчик «Эклог» Вергилия; Фернан Мазад (1863-1939; «Аполлон», 1913; «Поосеннему повеяло весной», 1930; «Итальянская элегия», 1933) — броская образность, бурлеск, внятность нравственных основ; Андре Мари (1879-1962; «Поэмы», 1928; «Лесосеки», 1952; «Аркадия», 1954) — сценки современной жизни у него порой словно увидены глазами Жирара де СентАмана (1594-1661); Марсель Ормуа (настоящее имя Марсель Пруй; 1891-1934; «День и тень», 1912; «Незнакомое лицо», 1925; «С тяжелым сердцем», 1926) — прозрачность, мелодичное изящество, отзвук Бодлера; в сказочном феерическом мире Тристана Кленгсора (настоящее имя Леон Леклерк, 1874-1966; «Богемные стихи», 1913; «Юморески», 1921; «Пятьдесят сонетов пробуждения», 1949), не отгороженного от реальности и истории, лукавство соседствует с нежностью, насмешливость с чувствительностью, а галльский разгул — с грациозной меланхолией. «Как никто до сих пор, Кленгсор владел свободным стихом». Проницательность этого суждения Бернара подтвердилась в позднем шедевре поэта — в исповедальной поэме «Плуг» из сборника «Приглушенная дробь барабана» (1960).

После войны центр активности фантэзистской школы переместился в Париж. В СенЖермен де Пре «переселился» из провинции основанный в 1909 журнал «Диван»; его основатель поэт Анри Мартино (1882-1958) открывает одноименное издательство, где на «Вечерах Дивана» собираются фантэзисты. Мартино выпускает в свет свою книгу «Жизнь П.Ж.Туле» (1921); «Сочинения» (1923) в двух томах Бернара; номера «Дивана», посвященные Пеллерену (1922, февраль) и Карко (1929, апрель). Ла Весьер вводит в состав двухтомной «Поэтической антологии XX века» (1923; 1924) плеяду фантэзистов. Тулузский журнал «Летучие листки» издает своеобразную антологию «Поэты фантэзисты в суждениях о самих себе и их друзья» (1925); среди духовно родственных — почитатель Туле поэт Жан Лебро («Сосновый перезвон», 1926; «Когда созревает гроздь», 1933; «Корбьер» 1963); лирик Андре Гайяр (1894-1929), причастный к изданию марсельских журналов «Фантазио» и «Кайе дю сюд», и автор романа «Деревянные кресты» (1919) Ролан Доржелес (1895-1973) — монмартровский спутник Карко и будущий президент Гонкуровской академии. Фантэзистов воодушевляли и сакральные «Контррифмы» (1921) — поэтическое завещание Туле, классическое воплощение французской лирики 20 в. В основе этой книги — 70 стихотворений; в катренах с опоясывающей рифмой (abba) рифмуются неравносложные стихи. «Один из самых оригинальных поэтов нашей страны, — заметил Р.Сабатье, — доказал, что в самой сердцевине традиции возможны любые обновления». Фантэзисты подняли на щит наследие Туле: «Размышляя о П.Ж.Туле» (1927) Дерема; «Приключение П.Ж.Туле» (1928) Жана Диссора (настоящее имя Эдуар Моро де Беллен, 1880-1945); «Дружба с Туле» (1934) Карко. Чуждые сектантства Дерем, Карко, Жорж Габори («Стихи для одиноких дам», 1922), Рене Шалю (1885-1957) в 1920е встречались с сюрреалистами (Луи Арагон, Филипп Супо) на нейтральной журнальной полосе «Крутого яйца». Жизнеспособность фантэзистской школы в 1930-40е проявилась в творчестве ее зачинателей и новых поэтов — Робера Удело («Чуть грустная фуга», 1934; «Утраченное время», 1937; «Той, что задремала у меня на руках», 1947) — поэта безутешного сердца; Венсана Мюзелли (1879-1956; «Назидательные сонеты», 1934; «Эпиграммы», 1943), которому присущи ненарочитое изящество, созвучие с поэзией Плеяды; Роже Аллара (1885-1960; «Легкая поэзия», 1930); Ги Шарля Кро (1879-1960; «Парижские пасторали», 1921; «Новое солнышко мое», 1947) — сыну Шарля Кро (1842-88); Люсьена Фейяда («Парижский овернец», 1979); Жана Виктора Пеллерена (1889-1970. «Отрешенные строки», 1935; «Зеленщик», 1957; «За и против», 1967) — ироничного, порой бурлескного созерцателя жизни. Поэзия фантэзистов возрождала и обогащала «самую сердцевину» французской поэзии — «милую ясность, внятный смысл» (Г.Аполлинер). С фантэзистами порой объединяют близких им по духу поэтов — Макса Жакоба, Пьера АльбераБиро (1876-1967), Пьера Мак Орлана (1880-1970), Леона Лало (1889-1979).

Фантэзистская школа произошла от французских слов - Ecole fantaisiste, что в дословном переводе означает - школа воображения.

Похожие слова: