Поиск:

Имажинизм

Имажинизм это литературное (и художественное) течение, возникшее в России в первые послереволюционные годы на основе исканий русского авангарда, в частности — футуризма. Поэтическая группа имажинистов была создана в 1918 В.Г.Шершеневичем, С.А.Есениным, А.Б.Мариенгофом; в нее вошли И.В.Грузинов, А.Б.Кусиков, Р.Ивнев, а также художники Б.Эрдман и Г.Якулов; близок к ним драматург и поэт Н.Р.Эрдман. В первой «Декларация» (1919) «оруженосцы» имажинизты, используя те же приемы грубого эпатажа, что и футуристы, провозглашали «единственным законом искусства, единственным несравненным методом... выявление жизни через образ и ритмику образов. О, вы слышите в наших произведениях верлибр образов». Ориентация на «образ» диктовала определенные приемы его построения: «Образ — ступенями от аналогий, параллелизмов — сравнения, противоположения, эпитеты сжатые и раскрытые, приложения политематического, многоэтажного построения — вот орудие производства мастера искусства... Образ — это броня строки. Это панцирь картины. Это крепостная артиллерия театрального действия», — подчеркивалось в «Декларации», вышедшей почти одновременно в двух изданиях: «Сирена» (Воронеж, 1919. No 4) и «Советская страна». На первый план выдвигался образ «как таковой»: не слово-символ в его многозначности (символизм), не слово — название вещи (акмеизм), не слово-звук, так называемый «заумный язык» (кубо-футуризм), а слово-метафора: шокирующее новизной восприятия соединение отдаленных по значению предметов или явлений («Он готов нести хвост каждой лошади, Как венчального платья шлейф» — «Исповедь хулигана», 1921, Есенина). Сам процесс возникновения имажинистского образа (намеренное разрушение предметного значения слова путем сопоставления непохожих предметов, явлений, понятий) виден в стихотворении Шершеневича «Принцип примитивного имажинизма» (1918): «И ресницы стучат в тишине, как копыта, По щекам, зеленеющим скукой, как луг...» и в стихотворении Есенина «Не напрасно дули ветры...» (1917): «Плещет рдяный мак заката На озерное стекло. И невольно в море хлеба Рвется образ с языка: Отелившееся небо Лижет красного телка».

Термин «имажинизм»

Термин «имажинизм» заимствован у англо-американского литературного течения имажизм, знакомство с которым состоялось благодаря статье З.А.Венгеровой «Английские футуристы» (сборник «Стрелец»). Однако русские имажинисты никогда не называли англо-американских имажистов своими предшественниками, хотя и те, и другие сохраняли зависимость от некоторых принципов теоретика футуризма — итальянского писателя Ф.Т.Маринетти. Само название «новых поэтов на русской почве» появилось в таком написании: «Я по преимуществу имажионист, то есть образы прежде всего», — писал Шершеневич, бывший эгофутурист и будущий наиболее радикальный теоретик имажинизма в книге «Зеленая улица» (1916). В следующем манифесте «2x2=5: Листы имажиниста» (1920) Шершеневич развивал свою теорию, обеспечивавшую победу образа над смыслом и освобождение слова от содержания: «Стихотворение не организм, а толпа образов... Ритмичность и полиритмичность свободного стиха имажинизм должен заменить аритмичностью образов, верлибром метафор»; «лозунги имажинистской демонстрации: образ как самоцель. Образ как тема и содержание» (Поэты-имажинисты,).

«Каталогом образов» (по примеру имажистов) назвал Шершеневич стихотворение из своей книжки «Лошадь как лошадь» (1920). В его творчестве преобладали урбанистические и богемные мотивы, тема любви и искусства при общем декадентско-нигилистическом настрое лирического героя (не случаен его интерес к французским символистам: перевел «Цветы Зла», 1857, Ш.Бодлера, стихи А.Рембо).

Поведение имажинистов, как и футуристов, отличалось скандальностью. Основав «Ассоциацию вольнодумцев», новые поэты проводили свои «заседания» в кафе под названием «Стойло Пегаса». Творчески они объединились вокруг издательств «Имажинисты» и «Чихи-Пихи», а также вокруг журнала «Гостиница для путешествующих в прекрасное» (1922-24). Как манифест были восприняты имажинистами и есенинские «Ключи Марии» (1920). Поэт так сформулировал свое отношение к свободе творчества при новой власти: «Нам... противны занесенные руки марксистской опеки в идеологии сущности искусства. Она строит руками рабочих памятник Марксу, а крестьяне хотят поставить его корове». Но именно в «Ключах Марии» Есенин утверждал, что не победа над смыслом, а лишь тесная связь образа с содержанием делает его органичным и полноценным (в этом проявилось несогласие поэта с ортодоксальным имажианистами). Истоком своей поэзии Есенин назвал народную словесность и обряд, а целью поэта — одухотворение вещного мира. Позднее Есенин признавался, что его имажинизм берет начало в образности «Слова о полку Игореве». По сути он возглавлял «умеренный» фланг имажинистов, крайности которого в 1921 пытался критиковать в печати как «простое акробатство». Элементы имажинистского эпатажа, «эстетики увядания» (мотивы одиночества в городе, темы гибнущей России, «избяной Руси», мотивы бродяжничества, богемной жизни) отразились в «Кобыльих кораблях» (1919), стихах «Я последний поэт деревни...» (1921) ив цикле «Москва кабацкая» (1924).

В творческой практике все поэты-имажинисты отступали от своей теории. Но и в самих эстетических декларациях обнаруживались черты различия. Мариенгоф выступил как теоретик в двух работах: в книге статей «Буяностров. Имажинизм» (1920) и в статье «Корова и оранжерея» (Гостиница для путешествующих в прекрасное. 1922. No 1). В первой он утверждал, что «образ не что иное как философская и художественная формула», сближал искусство с церковным таинством причащения и видел предназначение современной поэзии в соединении реализма и мистицизма. Во второй он, как и Есенин, назвал источником своих образов «Слово о полку Игореве», а также традиции народной словесности и русской поэзии 18 века. На поэзию Мариенгофа оказали влияние ранний Маяковский и Есенин. Излюбленный лирический образ — поэта, жонглирующий образами, бунтарь-пророк, представитель богемы; мотив города звучит с болезненным надрывом («Анатолеград», 1919; «Развратничаю с вдохновеньем», 1919-20). Поэт опубликовал сборники «Витрина сердца» (1918), «Руки галстуком» (1920), «Новый Мариенгоф» (1926), также «Роман без вранья» (1927), посвященный дружбе с Есениным. Как теоретик выступил Грузинов в книге «Имажинизма основное» (1921), назвав истоком поэзии интуитивное познание: поэзия создается в состоянии сновидения-откровения, когда обнажаются глубинные связи между вещами, не постижимые разумом. Поэт находился под влиянием Есенина; написал книгу «С.Есенин разговаривает о литературе и искусстве» (1927). В стихах (сборники «Избяная Русь», 1925 и «Малиновая шаль», 1926) главная тема — деревня, воссоздаваемая в натуралистически-вещных образах. Для Кусикова, как и для других поэтов-имажинистов, типичны эпатажные образы («О если б вбить в рассвет алмазный гвоздь И жизнь свою на нем повесить!..» — «Буревестник», 1919), а также мотивы тоски, одиночества («Тоска на плетне лошадиным черепом Скалит зубы сквозь просинь в осеннюю даль...» — «На Арбате», 1919), «больной любви», отрицательного отношения к городу. Мистические устремления сказались в сборнике «Зеркало Аллаха» (1918). Попытки сочетать мистику христианства и ислама отличают поэму «причащения» «Коевангелиеран» (1920), название которой составлено из слов «Коран» и «Евангелие».

Объединение имажинистов не было долговечным. 31 августа 1924 Есенин и Грузинов напечатали открытое письмо в газете «Правда», где заявляли, что распускают группу. В том же году закрылось издательство «Имажинисты». В «Почти декларации» (Гостиница для путешествующих в прекрасное. 1923) имажинисты вынуждены были признать, что «малый образ» (слово-метафора, сравнение) должен быть подчинен образам высшего порядка — стихотворению как лирическому целому, «образу человека», сумме лирических переживаний, а характер — «образу эпохи», «композиции характеров». С отказом от принципа автономности «малого образа» И. терял главное основание для самостоятельного существования. Шершеневич говорил об имажинистах как о течении, которое перестало существовать в результате общего кризиса поэзии.

Слово имажинизм произошло от французского и английского image, что в переводе означает — образ.


Похожие слова: