Поиск:

Кузница

«Кузница» это литературная группа, существовавшая в России в 1920-32. Была образована перешедшими в феврале 1920 из Пролеткульта в Наркомпрос поэтами В.Кирилловым, М.Герасимовым, B.Александровским, В.Казиным, Н.Полетаевым, C.Обрадовичем и др. В 1920-22 выходил одноименный журнал, редакция которого призывала рабочих в «Кузницу искусства», чтобы «набить руку в высших организационных технических приемах» и создать «оригинальную пролетарскую поэзию». По инициативе «Кузница» на Первом всероссийском съезде пролетарских писателей в октябре 1920 была образована Всероссийская ассоциация пролетарских писателей (ВАПП). Организационно оформившись после постановления РКП о пролеткультах, «кузница» объявила себя «единственным объединением, стоящим всецело на программе революционного авангарда рабочего класса и РКП». Однако руководство «кузницы» не ставило обязательным условием членство писателя в РКП, следование классовой идеологии в искусстве: «Мы предоставляем нашим товарищам поэтам полную свободу в выборе творческих методов» (Декларация группы «Кузница» Кузница. 1921. No 7). Пытаясь избежать политических клише, председатель «Кузницы» И.Филипченко, секретарь Г.Санников, Н.Ляшко, Кириллов пользовались неологизмами: «Каков мироем пролетариата, таков мироем его функции — художника», «мирочувствие класса», «футуризм — смертицизм» (Декларация пролетарских писателей «Кузница» Правда. 1923. 21 июня). Писатель сравнивался с медиумом своего класса, а отличительными особенностями пролетарской литературы становились, по словам Ляшко, сознательное отношение к окружающему, радость труда, металлическая тема, коллективизм и планетарность (Кузница. 1922. Октябрь). А.Белый отмечал мастерство поэтов кузницы в беседе с Полетаевым: «В ваших стихах, стихах Казина, Герасимова, Александровского есть что-то новое... ритм особый» (Кузница. 1920. No 1).

В.Брюсов подчеркивал, что образы у «кузницы» «преувеличены, гиперболичны, что их речь напряжена, чуть ли не напыщена, что, постоянно стремясь говорить просто, они часто переходят к риторике и крику» (Печать и революция. 1923. No 7). Критики «Октября» называли исчерпанными «модели 1918 года», их абстрактный пафос, пришедший в противоречие с обстановкой нэпа. Писатели «кузницы» воспринимали нэп как измену мировой революции: «Губы сочатся прошлым... Дрогнули нервы в 1921-м» (М.Герасимов. Станок). В этой ситуации Кириллов и Герасимов вышли из ВКП(б) и группы «кузница», чья роль в ВАПП перешла к «Октябрю». Дальнейшие документы — «Наказ делегату «Кузницы», подписанный Ф.Гладковым, В.Бахметьевым, Г.Якубовским и Ляшко (1925), «Тезисы, предложенные  П. Лебедевым-Полянским» (1928)—свидетельствуют о переходе к более жесткой классовой партийной программе. Признавая необходимость руководства со стороны партии, «кузница» требовала «установить в мире советской литературы следующие положения: в центре пролетарские писатели, вокруг — попутчики» (Рабочий журнал. 1925. No 3). А.Воронский тем не менее отмечал, что поэзия «кузницы» отстает от творчества таких попутчиков, как Н.Тихонов: «Дух Белого, Блока, Маяковского витает над поэтической формой «Кузницы» (Воронский А. Прозаики и поэты «Кузницы» Красная новь. 1923. No 3). Программными произведениями в прозе были «Цемент» (1925) Гладкова и «Доменная печь» (1925-26) Ляшко. Помимо «Рабочего журнала» (1924-25), писатели «кузницы» и ее рабкоровский актив издавали «Журнал для всех» (1928-30) и «Пролетарский авангард» (1930-31). В 1928 группа вошла в состав Всесоюзного объединения ассоциаций пролетарских писателей (ВОАПП), позже, в результате длительной дискуссии, влилась в РАПП.


Похожие слова: