Поиск:

Маньеризм


Маньеризм это литературно-художественный стиль, характерный для западноевропейской культуры позднего Возрождения и начала Нового времени (хронологические рамки для изобразительного искусства Италии определяются приблизительно периодом с 1515 по 1600, для других европейских стран и для словесности — вплоть до 1630, а по А.Хаузеру — до 1650).Первоначально термином обозначали феномены изобразительного искусства и лишь в 1920-х он был распространен на литературу. Понятие «манера», лежащее в основе термина, широко использовалось в эпоху Возрождения и особенно у Дж.Вазари; слово «маньерист» впервые употребил в 1672 французский критик Фреар де Шамбре (имея в виду художников, всецело поглощенных технической стороной исполнения); термин маньеризм впервые встречается в 18 веке у итальянского приверженца неоклассицизма, аббата Л.Ланци. В настоящее время категория нередко используется вне терминологического смысла как обозначение феномена сугубо стилистического свойства (поэзия так называемого «Ордена куртуазных маньеристов»). Некоторые ученые не считают обоснованным применение термина «маньеризм» к словесности и предпочитают обходиться категорией «барокко», вмещающей в себя, по их мнению, и «маньеризм» (А.В.Михайлов, В.Флёк). Жесткий вёльфлиновский бином «Ренессанс — барокко», вполне соответствовавший противопоставлению «аполлонического» и «дионисийского» у Ницше, уже век тому назад стал ощущаться как недостаточно ёмкий по отношению к искусству Чинквеченто (16 век), на котором лежит явственная печать переходности. Первым, кто попытался осмыслить феномен маньеризма на научном уровне, был М.Дворжак (в лекции «Эль Греко и маньеризм» (1920), затем включенной в состав сборника «История искусства как история духа», 1924). Дворжак дает эстетическую характеристику маньеризму как стиля, отрицающего ренессансную классику и выражающего крушение объективной — характерной для высокого Возрождения — и воцарение субъективной картины мира. Своеобразие концепции Дворжака заключается в том, что в его поле зрения оказывается не столько «салонная» струя в маньеризме, сколько спиритуальные, трансцендентные компоненты.

Развернутую характеристику литературному маньеризму первым дал Э.Р.Курциус («Европейская литература и латинское средневековье», 1948). Он интерпретирует маньеризм как некую константу европейской литературы и выводит семь исторических его разновидностей, из которых большинство относится к античности и Средневековью; заключает список испанский консептизм. Классическим трудом о маньеристическом стиле остается многократно переизданная и переведенная на многие языки монография Хаузера «Маньеризм. Кризис Возрождения и основы современного искусства» (1964). Между маньеризмом и барокко немало общего; их разграничение, в особенности на уровне поэтики, оказывается подчас проблематичным. Возможно, один из путей к решению этой проблемы — анализ установок по отношению к слову. По мнению Ж.Матье-Кастеллани, барочный дискурс целиком направлен на убеждение читателя; он оперирует риторическими конструкциями, которые сродни судебной или же поучающей речи. Маньеристический дискурс характеризуется неуверенностью, колебаниями от одной точки зрения к другой, отсутствием убежденности в существовании абсолютных истин. В этом смысле весьма характерным феноменом маньеризма являются «Опыты» (1572-92) М.Монтеня, где напрочь отсутствует стремление преподать читателю некий урок и где преобладает стихия сомнения. К числу тех авторов, кого можно было бы с некоторой натяжкой назвать «теоретиками маньеризма», следует отнести Вазари, окончательно оформившего использование понятия «манера» в эстетическом смысле и в биографии Я.Понтормо, заложившего основу психологического объяснения феномена маньеризма, которое затем приобрело популярность у исследователей: маньеристы рождены «под знаком Сатурна», они отличаются меланхолическим темпераментом, нередко впадают в состояние аффекта или даже кончают с собой.

Наиболее значительный вклад в разработку саморефлексии маньеризма внес мыслитель и эрудит неоплатонической ориентации Ф.Патрици («О поэтике», 1586-88), который нанес ощутимый удар по центральному для «Поэтики» Аристотеля учению о подражании и выдвинул иной критерий истинной поэзии — «поэтическое вдохновение». Различные особенности поэтической речи для Патрици — лишь способы достижения одной цели, которая, собственно, придает поэзии «форму и жизнь»: это установка на изумление читателя; автор трактата прослеживает возникновение «удивительного» в различных жанрах. Патрици настаивает не только на эстетическом, но и на гносеологическом значении изумления: его источник — неполное знание о предмете, выход за пределы привычного горизонта познаний. Многоплановое самоописание маньеризма присутствует и в диалогах Т.Тассо. В диалоге «Минтурно, или О красоте» (1583) прекрасное в поэзии трактуется как умение показать красоту ужасного; в диалоге «Джанлука, или О масках» (1584) он приближается к трактовке поэзии как игры, а в диалоге «Второй Мальпильо, или Как избежать множественности» (1585) сетует на непоследовательность в трактовке мыслителями разнообразных проблем. Эта тема представляется для маньеристского стиля весьма существенной — атмосфера идейной непроясненности характерна для многих памятников. В последнем из диалогов Тассо — «Граф, или Об эмблемах» (1594) — затрагиваются проблемы эмблематики, весьма существенного компонента культуры. Тассо создает набросок философии эмблемы как формы преодоления всеобъемлющего хаоса бытия, укрощения дурной бесконечности. В двух диалогах К.Пеллегрини — «Каррафа, или Об эпической поэзии» (опубл. 1584) и «О поэтическом concetto» (1598) настойчиво акцентируется момент новизны как важнейшей составляющей литературного произведения.

Слово маньеризм произошло от итальянского manierismo, что в переводе означает — вычурность.

Похожие слова: