Поиск:

Массовая литература

Массовая литература это многозначный термин, имеющий несколько синонимов: популярная, тривиальная, пара, бульварная литература; традиционно этим термином обозначают: ценностный «низ» литературной иерархии — произведения, относимые к маргинальной сфере общепризнанной литературы, отвергаемые как китч, псевдолитература. Нередко под массовой литературой понимают весь массив художественных произведений определенного культурно-исторического периода (или какого-либо литературного направления), которые рассматриваются как фон вершинных достижений писателей первого ряда. В этом смысле массовая литература сближается с понятием «эпигонство». И массовая литература, и эпигонская литература выполняют во многом схожую — закрепляющую, шаблонизирующую — функцию; их отличает эстетическая вторичность, невыявленность индивидуально-авторского начала. Создатели массовой литературы и эпигоны в равной степени характеризуются тем, что тиражируют художественные открытия писателей первого ряда, «омассовляют» некогда новаторские приемы; отправляясь от какого-либо образца (как правило, снискавшего известность и популярность произведения «высокой» литературы), они «вольно или невольно понижают его до уровня своих возможностей, прибегая к упрощениям, утрировке, схематизации» (Гурвич), «превращают индивидуальные признаки великого литературного произведения в признаки жанровые, индивидуальную комбинацию приемов фиксируют как каноническую» (Жирмунский).

Обозначая ценностный «низ» литературной системы, массовая литература не может быть сведена к некоему незыблемому и неизменному единству, поскольку критерии художественности, социальной и эстетической значимости, в соответствии с которыми «высокую», «серьезную» литературу отличают от массовой литературы, исторически подвижны и не абсолютны. Нередко они кардинально меняются со сменой историко-культурных эпох, в каждой из которых господствует совершенно особый тип художественного сознания, своя система ценностей. Соответственно, и «высокая» литература, и массовая литература могут претерпевать существенные изменения в своем составе и поразному интерпретироваться сторонниками противоборствующих литературных школ и направлений. Исходя из этого, следует признать: для идентификации феноменов массовой литературы недостаточно отождествления соответствующего понятия с ценностным «низом», постоянным, хотя и изменчивым в своем содержании компонентом литературной системы, в рамках которой «всегда ощущается разграничение литературы, состоящей из уникальных произведений, лишь с известным трудом поддающихся классификационной унификации, и компактной, однородной массы текстов» (Лотман). К тому же «компактная, однородная масса текстов», занимающая нижний ярус литературной иерархической вертикали, на самом деле не так уж компактна и однородна — как по своим формально-содержательным особенностям (а значит, по своему эстетическому качеству), так и по степени популярности среди массового читателя. Литературные явления, обозначаемые термином массовая литература, разнокачественны, что, в свою очередь, предполагает его расширенное толкование, т.е. еще одно вертикальное измерение, выстраивание еще одной ценностной пирамиды. На ее вершине оказываются «образцовые», «классические» в своем роде произведения (приключенческие романы А.Дюма, детективные истории Агаты Кристи), имеющие долговременный, повсеместный успех и претендующие на то, чтобы занимать пограничное, промежуточное положение между «высокой» литературой и массовой литературой как «пара-литературой» (т.е. ее наиболее примитивными и стандартизированными формами — комиксами, фотороманами, «психотерапевтическими» любовными романами.

Расширенное истолкование массовой литературы

В своем «расширенном» истолковании массовая литература обозначает отлаженную индустрию, специализирующуюся на серийном выпуске стандартизированной литературной продукции развлекательно-эскапистской, а иногда пропагандистской и дидактической направленности. Среди факторов общественной жизни, обусловивших возникновение массовой литературы и ее становление в качестве особого социокультурного феномена, прямо или косвенно влияющего на все сферы литературной жизни, выделяются процессы индустриализации и демократизации, сопутствующие утверждению буржуазного общества. Рост городского населения, более тесные, чем прежде, контакты выходцев из «третьего сословия» с представителями привилегированных классов и заимствование у них, наряду с образцами поведения и культурно-бытового обихода, привычки к чтению, — все это привело к возникновению массовой читательской аудитории, которая (в развитых капиталистических странах Европы и в США уже к середине 19 века, в России — несколько позже, на рубеже 19-20 веков) становится главным потребителем и — через посредство частных издателей и книготорговцев — заказчиком литературной продукции, т.е. реальной силой, во многом определяющей особенности развития литературы и влияющей на социальный статус и литературное творчество писателей. Расцвет массовой литературы во многом был обусловлен процессами коммерциализации литературной жизни и профессионализации писательской деятельности, а также научно-техническим прогрессом в сфере книгоиздания и книжной торговли: удешевлением процесса книгопечатания, вызванным, в частности, изобретением ротационного печатного пресса, развитием сети привокзальных лавок, благодаря которым издательства успешно распространяли свою продукцию среди представителей «средних» и «низших» классов, организацией массового выпуска изданий карманного формата и книжек в мягкой обложке, введением системы подсчета популярности (т.е. наибольшей продаваемости) книг, среди которых стали выявляться бестселлеры. Вышеперечисленные факторы способствовали превращению книги, с одной стороны, из предмета роскоши в легкодоступный предмет культурного обихода, а с другой — в предмет промышленного производства и средство обогащения. Естественным следствием этого стало возникновение гигантских книжных концернов, организовавших научное изучение читательского спроса и поставивших на поток производство определенного вида литературных произведений. Успешное функционирование этой индустрии стало возможным не только вследствие четкой организации литературного производства, создания развитой сети распространения и рекламы выпускаемой конвейерным методом литературной продукции, но, главным образом, благодаря наличию номенклатуры популярных жанрово-тематических канонов, сложившейся уже в 19 веке и с некоторыми изменениями дошедшей до конца нашего столетия.

Жанрово-тематический репертуар массовой литературы

Каноническое начало лежит в основе всех разновидностей массовой литературы, составляющих ее жанрово-тематический репертуар. В настоящее время в него зачисляют детектив, шпионский роман, боевик (эти три типа можно объединить под рубрикой «криминальный роман»), фэнтези (в качестве исходной модели имеющий трилогию английского писателя Дж. Р.Р.Толкиена «Властелин колец», 1954-55), триллеры (романы ужасов, типологически восходящие к готическим романам), любовный, дамский, сентиментальный, или розовый, роман, костюмно-исторический роман с примесью мелодрамы или даже порнографического романа (ныне считающегося умирающей разновидностью массовой литературы, вытесненной соответствующего рода кино и видео продукцией). Номенклатура жанрово-тематических канонов массовой литературы, при всей своей упорядоченности и устойчивости, подвержена изменениям с ходом литературной эволюции. С течением времени некоторые жанрово-тематические каноны изживают себя, теряя популярность у массового читателя и, соответственно, рыночный спрос; другие же — причудливо видоизменяются и, скрещиваясь с иными жанрово-тематическими разновидностями массовой литературы, порождают новые каноны (так, в 1930-е, благодаря творчеству Дэшила Хэммета и Раймонда Чандлера, от «классического детектива» отпочковался «крутой детектив», вскоре трансформировавшийся в боевик). Тяготея к универсальности и интернациональности, номенклатура жанрово-тематических канонов массовой литературы зависит и от традиций национальной культуры данной страны. Жанрово-тематический репертуар, сформировавшийся в СССР, включал в себя явно не характерные для США и Западной Европы производственный и историко-революционный романы; с другой стороны, вестерн — порождение национальной американской мифологии — не столь актуален для российского читателя и не так широко распространен в других европейских странах, как в США. Каноны массовой литературы допускают возможность оживления стандартных ситуаций и некоторую индивидуализацию героев; возможны здесь и сочетания литературных формул: в произведениях, относящихся к научной фантастике, возможна любовная интрига или детективная линия; боевики и шпионские романы могут быть густо начинены сексуально-горячительными сценами, позаимствованными из порнографического чтива; костюмно-исторические романы, как правило, сочетают в себе элементы мелодрамы и авантюрно-приключенческого романа. Тем не менее, радикальное новаторство — редкий гость в массовой литературе, где индивидуально-авторское начало, подчиняясь требованиям жанрово-тематического канона, сводится к минимуму.


Похожие слова: