Поиск:

Медитативная лирика

Медитативная лирика это жанрово-тематичская разновидность поэзии, родственная философской лирике, но не сливающаяся с ней; стихотворения, относящиеся к медитативной лирике, строятся как непосредственные созерцания, индивидуализированные «умозрения», направленные к постижению сокровенных закономерностей бытия. Стихотворные медитации, первоначально связанные с учением о медитации, приемы которой разрабатывало наряду с восточными религиями христианство, встречаются в византийской (Григорий Назианзин) и средневековой литературе; в период Контрреформации написаны канонические стихотворные медитации испанского мистика 16 веке Хуана де ла Круса. До 18 века медитативная лирика бытовала на периферии «светской» поэзии, затрагивая лишь религиозные переживания и оставаясь иллюстративным приложением к мистической дисциплине медитации. Однако накопленный поэтический опыт был использован в период расцвета медитативной лирики. Начало его датируют изданием поэмы ангийского поэта Э.Юнга «Жалоба, или Ночные размышления о жизни, смерти и бессмертии» (1742-45), а также появлением «Элегии, написанной на сельском кладбище» (1751) Т.Грея, где медитация обретает собственный жанр.

Медитативная лирика в России

Жанр привился в России в поэзии 1800-10-х. На поприще медитативной лирики элегия вытесняет оду (которая смешивала чувство с патетикой); характерным жанром становится также стихотворные послание; элегический оттенок «задумчивости» приобретают описания путешествий, воспоминания и картины природы: из риторических они становятся прочувствованными, хотя и сохраняют при этом условность и декоративность («Вечер», 1806, и «Славянка», 1815, В.А.Жуковского; «Моя молитва», 1826, и «Я чувствую, во мне горит...», 1826-27, Д.В.Веневитинова; стихотворения К.Н.Батюшкова «Мечта», 1804, и «К другу», 1815, где сформулировано назначение «задумчивости»: «Я сердцу в ней ищу отрады»). Романтическую и натурфилософскую окрашенность приобретает лежащая в основе медитативной лирике тема «загадочности человеческой судьбы» (А.Л.Ж. де Сталь) у А.Ламартина в сборниках поэтических медитаций (1820, 1823). Развитие медитативной лирики (особенно в русской литературе) идет по линии отказа от отвлеченной созерцательности, свойственной элегической медитации (часто знакомого перепева вечных тем) и обретения философской, реже — социальной и образной конкретности: «Брожу ли я вдоль улиц шумных...» (1829), «Когда порой воспоминанье...» (1830) А.С.Пушкина, «Запустение» (1834) Е.А.Баратынского, «Выхожу один я на дорогу...» (1841) М.Ю.Лермонтова, «На стоге сена ночью южной...» (1857) А.А.Фета. К медитативной лирике обращаются и поэты в основном чуждого ей (в ее классическом выражении) 20 века: образцы встречаются у А.А.Блока, И.Ф.Анненского, Н.А.Заболоцкого и др.; в зарубежных литературах — у Т.С.Элиота («Пепельная среда», 1930, «Четыре квартета», 1943), Р.М.Рильке («Дуинские элегии»,1923). Будучи поэтизацией душевной сосредоточенности, медитативная лирика плохо сочетается со стихотворными экспериментами; авангардизмом или установкой на повествовательность. Во второй половине 20 века обращение к медитативной лирике часто свидетельствует о стремлении автора установить свое поэтическое родство, верность определенной традиции.

Словосочетание медитативная лирика произошло от латинского meditatio, что в переводе означает — углубленное размышление.


Похожие слова: