Поиск:

Монгольская поэтика


Письменная традиция монголов сравнительно молода. Дошедшие до нас памятники позволяют датировать ее возникновение 13 веком. С этого времени литература монголов прошла несколько этапов, связанных со стадиальным развитием и влиянием на нее инонациональных традиций. Однако вплоть до начала 20 века монгольская литература оставалась литературой средневекового типа, в ней сохранялись синкретизм литературных родов, тесная связь с фольклором, нечеткое разграничение функциональных и художественных начал, неразвитость элементов авторского творчества, аморфное состояние жанровой системы и соответственно — неразработанность жанровых обозначений. Учения о теории литературы в полном смысле этого слова монголами до 20 века не было создано, существовавшее — затрагивало лишь узкую область литературы. Понятия и термины были подвижны и зачастую не отражали даже родовых различий. Например, тууж (повествование) употреблялось для названия прозаических и поэтических, литературных и эпических произведений. Слово шулэг (стихи) обозначало поэтическую речь, но термина, определявшего прозу, долгое время не было. Иногда складывалась традиция употребления с тем или иным сюжетом или произведением устойчивого жанрового определения, которое таким образом становилось частью названия. К примеру, дидактические стихи о споре мальчика с богатырями Чингис-хана о вине известны под названием «Шастрао мальчике-сироте». Многие обозначения, воспринимаемые как жанровые, на самом деле указывают на внешние черты манускрипта или ксилографа. Так, термин судар — изначально название канонических произведений буддизма, авторство которых приписывалось Буд де Шакьямуни, постепенно стал обозначать несброшюрованную книгу, состоящую из длинных узких листов. В виду сказанного описание жанрового разнообразия монгольской литературы, а также проблем стихосложения и стиля, исходя лишь из ее собственных традиционных взглядов и классификаций, представляется трудновыполнимым. Использование понятийной и терминологической системы европейского классического литературоведения неизбежно, хотя, возможно, она и не вполне отражает специфику монгольской литературы 13-19 веков.

Наиболее древний жанр монгольской поэтики

К наиболее древнему пласту относится жанр исторической летописи с элементами эпоса, представленный первым крупным памятником монгольской литературы — «Сокровенным сказанием монголов» (13 век). Этот жанр обозначался монголами как товчоо (сказание) и в видоизмененном виде просуществовал до начала 20 века. К 17 веку в произведениях, написанных в традициях «Сокровенного сказания», генеалогическое начало стало замещаться летописным, эпическое — литературным, легендарное — историческим. Соответственно они получили уже и другие обозначения — товч (сказание), эрих (четки), туух (история), толь (зерцало). Между этими терминами нет четких различий, все они подразумевают прозаические произведения на историческую тему, преимущественно — о Чингис-хане и истории монгольского государства. Образцами этого жанра являются «Драгоценное сказание» Саган-Сэцэна (17 век), «Хрустальные четки» Рашпунцага (18 век), «Хрустальное зерцало» Джамбадорджа (19 век).

Поэтические жанры 13-14 веков

Поэтические жанры 13-14 веков восходят к фольклорному творчеству и шаманской поэзии. Это — песни (дуу), диалогические песни (харилцаадуу), афористическая поэзия (сургаал), восхваления (магтаал), благопожелания (ероол), молитвы (залбирал), проклятия (хараал), заклинания (шившлэг). Широко были распространены афористические стихи «Ключ разума» и «Поучения Чингис-хана», к чуть более позднему времени относится известная «Хвала шести тумэнов монголов». Эти жанры органично вошли в монгольскую литературу и просуществовали до 20 века, а некоторые из них продолжают быть продуктивными и в настоящее время. От раннего периода сохранилось также и несколько сочинений, относящихся к религиозно-философской поэзии. Их автор — Чойджи-Одсэр (14 век), переводчик на монгольский язык буддийских текстов. Литературные версии эпических произведений носят название тууль. До нас дошли ксилографические издания и рукописи многочисленных версий крупнейшей эпической поэмы «Гэсэриада», различные списки «Джангариады», «Хан-Харангуя». Они составляют книжную эпическую традицию. Это — произведения героического эпоса, полные фольклорных мотивов и повествующие о борьбе богатыря с врагами, чудовищами. Едва ли между ними можно провести четкую грань по жанровому признаку, но сложилось так, что «Гэсэриаду», в большей степени обладающую чертами героического эпоса, называли тууж («Гэсэрийн тууж»), а «Джангариаду», стоящую ближе к сказочному эпосу — улгэр («Жангарын улгэр»). Обозначение улгэр употреблялось и для эпических и книжно-эпических произведений малых форм — сказок, новелл, басен.

Собственная художественная литература

Появление начатков собственно художественной литературы в Монголии можно отнести 17 веку, пришедшему на смену периоду, часто называемому «темным» из-за отсутствия письменных памятников (15-16 веков). Подобные изменения связаны с широким распространением буддизма в его тибетской форме и с ним — буддийской литературной традиции. С этого времени тибетская литература становится для монголов классикой, и монгольская — развивается рядом с ней, частично погружаясь в нее, частично отталкиваясь от ее образцов. На характер монгольской литературы в этот период оказывает большое влияние переводческая деятельность, охватывающая переводы с тибетского языка буддийских канонических и неканонических произведений. Кроме того, она живет на фоне мощной письменной традиции функционального, специального назначения — философской, ритуальной, клерикально-исторической, биографической. Один из истоков монгольской беллетристики следует искать в ослаблении в данных жанрах функциональных начал и усилении развлекательного заряда. От этого времени до нас дошло несколько произведений, включенных в исторические летописи. К таковым относятся сюжетные повествования небольшого размера, имеющие эпический характер и называемые домог. Они обычно рассказывают о каком-то одном эпизоде из жизни исторических лиц или мифологических персонажей: «Легенда об Аргасунхорчи», «Легенда о Мандухай-Сэцэнхатун». Возникает жанр тууж — «Повесть об Эндурэлхане», «Повесть о Зеленой Дараэхэ», «Повесть о небесной деве Нарангэрэл» и пр. Эти повествования, как правило, используют сюжеты индийского и тибетского сказочного фольклора, содержат в большей или меньшей мере проповедь буддийских идей, опираются на широкое устное бытование данных сюжетов и имеют прозо-поэтическое построение. Для обозначения подобных сочинений иногда употреблялись термины намтар (жизнеописание) и цадиг (джатака).

Тибетская литература и монгольская поэтика

Из тибетской литературы приходит и другой жанр. Это — циклы литературных сказок или новелл, использующих также сюжетику индо-тибетского происхождения. Некоторые из них имеют форму тайлбар (комментарий), в которой рассказываются те или иные истории, упомянутые в стихотворных дидактических трактатах индийских и тибетских авторов — комментарий к «Капле, питающей людей» индийского философа Нагарджуны (2 век), комментарий к «Субхашите» тибетского поэта Сакьяпандиты (13 век). Другие сохраняют форму индийских «обрамленных повестей» — «Повесть о Бигирмид жидхане», «Волшебный мертвец», «Сказки попугая». Самым популярным поэтическим жанром этого периода является сургаал или сургаалын шулэг (поучения, дидактические стихи) — «Поучения уратского Мэргэнгэгэна» (18 век), «Наставления попугая» Тобагэгэна (рубеж 18-19 веков), «Песня о вселенной» Пятого Джебдзундамбахутухты (1615—41). Большое количество поучений остается анонимным — «Сила одной буквы», «Четверостишья о том, что следует принять, а что — отринуть» и пр. Сургаалы основаны на идеях буддийской морали, но часто выходят за рамки узко религиозной проповеди и содержат фольклорные мотивы. Этот жанр восходит, с одной стороны, к афористической поэзии древности, а с другой — к тибетскому жанру лэгшад, характерной особенностью которого было сочетание поучений религиозного и светского характера. Развивается жанр вступительных (эхлэлийн шу лэг), вставных (завсрын шулэг) и заключительных стихов (тогсголийн шулэг). Монгольские переводчики и сочинители включали в свои труды стихотворные вступления, перебивки и заключения или колофоны, содержащие рассказ о традиции, на которую они опирались, своих учителях, теме и содержании сочинения, а также о себе. Наиболее известны заключительные стихи Саган-Сэцэна к его историческому труду «Драгоценное сказание» (17 век), стихи Саджа-Дондова (18 век) к его переводам тибетских сочинений «Манигамбум», «Бадмагатан».

Монгольская поэтика в 19 веке

Некоторые качественные изменения, свидетельствующие о формировании литературы нового времени, принес 19 век. Появляются новые жанры. Большой популярностью пользуются произведения, написанные в жанре уг (слово, жалоба). Это небольшие и, как правило, стихотворные сочинения, имеющие аллегорическую форму и критическую направленность, обращенную к человеческим порокам и общественному несовершенству. К этому жанру относятся «Разговор овцы, козы и коровы» Агванхайдава (1779-1838), «Жалоба старой коровы», «Слово сиротинкиантилопы» Ишсамбуу (1847-96), «Слово тающего снега», «Слово о хороших и плохих писцах» Хульчи-Сандага (1825-60). Начинает формироваться драма (жужиг). Ее истоками явились диалогические песни, литературные произведения на религиозно-дидактические темы, написанные в форме диалогов, и тибетские театральные представления на мифологические темы. Самое крупное произведение этого жанра — сочинение Дандзанравджи (1803-56) «Жизнеописание лунной кукушки».

В этот период монгольская литература испытывает влияние другой крупной литературной традиции — китайской. На пересечении историко-генеалогических жанров монголов и жанра китайского средневекового романа возник монгольский исторический роман. С полном основанием можно говорить лишь об одном таком романе—«Синей книге» (1882) Инджинаша (1837-92), ставшем этапом в развитии монгольской литературы. Оно написано на классическую для монголов тему — о жизни Чингисхана и продолжает традицию исторических летописей, однако содержит элементы вымысла, новые композиционные и стилистические решения. Автор назвал роман «Синей книгой» («Хох судар»), что отражает новое значение термина судар, появившееся в 18-19 веках, крупная прозаическая форма, написанная на историческую тему.

Развивается лирическая поэзия. Появление в произведениях лирического героя связано с гражданской, любовной, религиозной поэзией. Характерным для этого периода является творчество поэтов Гулрансы (1820-51), Хишигбата (1849-1916), Лувсандондова (1854-1909). В 19 веке стремительно вырастает роль сатирической поэзии. Таковы произведения Дандзанванджила (1854-1907), направленные против необразованности ламства, корыстолюбия князей, темноты аратов и т.д.

Характерная черта монгольской литературы 17 — начала 20 века — развитие тибето-язычного творчества монголов. Первоначальные попытки ведения религиозной службы и монастырского обучения на монгольском языке сменились использованием тибетского. В результате появился большой класс образованных монахов, писавших потибетски, в том числе и литературные произведения. Многие из них создавали свои творения на двух языках. В русле этой традиции созданы произведения в жанрах намтар (жизнеописание), сансэржим (ритуальные стихи при воскурении, вознесении богам жертвы вином или другой влагой), гур (религиозно-философские стихи), лэгшад (дидактические стихи), чойджун (история религии), дэлб (комментарий). Наиболее известны тибетоязычные авторы Дзаяпандита Лувсанпринлэй (1643-1715), Сумбахамбо Ишбалджир (1704-88), Чахаргэбши Лувсанчултим (1740-1810), Алашаньский Дандарлхарамба (1759—1842), Дандзанравджа. Поэтическое творчество этих авторов опиралось на учение о поэтике индийского теоретика литературы 7 века Дандина, описанное им в трактате «Кавьядарша». Популярность поэтики Дандина в Монголии имела истоки в его широком распространении в Тибете. Учение Дандина выявляло и регламентировало лингвистические элементы художественного произведения. Языковые поэтические средства (чимэг, перевод санскритского alamkara — украшение) он подразделял на относящиеся к форме слова и к его смыслу. К первым он относил аллитерацию, повторы слогов и слов и прочее, ко вторым — сравнения, метафоры, гиперболы. Стремление монгольских авторов ориентироваться на установленный поэтикой Дандина канон привело к проникновению в поэтическое творчество монголов не только на тибетском, но и на монгольском языке большого количества образов и устойчивых тропов индийской поэзии. Так, большое количество иносказаний, аллегорий, символических образов в монгольской поэзии 17—19 веков имеют индийские корни. Возникла традиция комментирования трактата Дандина, вылившаяся в особое направление литературного творчества и имевшая целью приспособить идеи индийского литературного канона к монгольской поэзии и строю монгольского языка. Примером такого комментария является сочинение Ханчинхамбо Джамьянгарава (1861-1918) «Мелодичная песнь Эсруа».

Монгольская поэтика до начала 20 века опиралась на сравнительно слабо развитую понятийную и терминологическую базу, которая в малой степени отражала жанровые черты произведения, скорее указывая на его тему и традиции, в которых оно было создано. С 1920-х Монголии под влиянием русской и европейской культуры стала развиваться новая литература. Она вызвала к жизни и новые представления о поэтике.

Вопрос о характере монгольского стихосложения до нашего времени не решен окончательно, хотя он неоднократно обсуждался в научных исследованиях. Его специфика обусловлена фонетическим, морфологическим и синтаксическим строем монгольского языка, в частности, такими чертами, как отсутствие ярко выраженного ударения, принадлежность к агглютинативным языкам и наличие фиксированного положения предиката в конце предложения. Это исключает тонический, силлабический или метрический принципы организации поэтической речи. Главными элементами монгольского стихосложения являются ритм, аллитерация первых слогов в строке и часто — синтаксический параллелизм. Для фольклорной поэзии характерны короткие строки, нечеткая строфика, строфа, чаще всего состоящая из двух строк, и нерегулярная аллитерация. Литературная же поэзия, несомненно, выросшая из устной, отличается сравнительно длинной строкой, более строгим делением на строфы, организованным средствами аллитерации и синтаксического параллелизма. Самая распространенная форма строфы—состоящая из четырех строк. Однако под влиянием танской поэзии Китая встречается и восьмистрочная строфа.

Похожие слова: