Поиск:

Натурализм


Натурализм это один из основных стилей литературы 19-20 веков. Впервые программно заявил о себе во Франции в 1860-е (литературно-критическая деятельность Э.Золя, Э. и Ж.Гонкуров). В «Словаре французского языка» (1863-72) Э.Литтре натурализм соотнесен с античным эпикурейством. Современный смысл придал натурализму художественный критик Ж.А.Кастаньяри (1831-88). До него эту дефиницию применяли в Англии, характеризуя романтическую поэзию, а позже в ином значении в России (в 1846 Ф.В.Булгарин полемически назвал авторов «Отечественных записок», печатавших «физиологические очерки», «натуральной школой»). В статье, опубликованной в «Courier de dimanche» (13 сентября 1863), Кастаньяри, противопоставляя «идейности» жанровой живописи Г.Курбе работы Э.Мане, описывает натурализм как максимальную интенсивность художнической манеры и возвращение линии и цвету их истинного значения. Закрепляет натурализм в качестве категории литературного сознания Золя, впервые давший описание признаков натурализма (драма современной жизни; «физиологическое» изучение темперамента, поставленного в зависимость от среды и обстоятельств; искренность, ясность, естественность языка) в предисловии ко второму изданию (1868) романа «Тереза Ракен». Впоследствии Золя многократно уточнял эти положения (сборники статей «Экспериментальный роман», 1880; «Романисты-натуралисты», 1881; «Натурализм в театре», 1881). К началу 1880-х натурализм стал обозначением не только творческих принципов постфлоберовского поколения, а также кружка близких Золя молодых авторов (П.Алексис, Ж.К.Гюисманс, А.Доде, Г.де Мопассан, А.Сеар, Л.Энник), напечатавших под его патронажем сборник новелл «Меданские вечера» (1880), но, в интерпретации Г.Брандеса («Натурализм в Англии», 1875), и общей приметой новых литературных приемов и политического радикализма всей словесности 19 века.

С середины 1880-х французский натурализм оказывает влияние на английских и американских писателей-натуралистов (Дж.Мередит, С.Батлер, Дж.Гиссинг, А.Беннетт, ранний Дж.Мур, Х.Гарленд, Ф.Норрис, С.Крейн). Преодоление «золаизма» младонатуралистами (публикация Гюисмансом романа «Наоборот» в 1884; «Манифест пяти», 1887) и Э.Гонкуром (роман «Шери», 1884), неприятие натурализма символистами и авторами католической ориентации (роман П.Бурже «Ученик», 1889) провели верхнюю хронологическую границу французского натурализма как отчетливо маркированного стиля. Литературоведением позитивистской ориентации (Ф.Брюнетьер, П.Мартино) натурализм во Франции отводится место между романтизмом и символизмом. Г. Лансон в «Истории французской литературы» (1894) именует натурализмом эпоху 1850-90, а его провозвестником считает Г.Флобера, автора одновременно романтического и натуралистического. Иная оценка натуралистов намечена в поздних сочинениях Ф.Ницше, «Вырождении» (1892-93) М.Нордау, трактате «Что такое искусство?» (1897-98) Л.Н.Толстого, где натурализм оценивается как примета эпохи декаданса последней трети 19 века, отразившего в своих стилях кризис европейского гуманизма. Противопоставление «духа» и «плоти», свойственное русской культуре, предопределило отрицательное отношение к французскому натурализму у самых разных авторов (М.Е.Салтыков-Щедрин, Ф.М.Достоевский, В.С.Соловьёв). Однако в 1890-1900-е эта антитеза размывается и натуралистический дионисизм в соединении с мистикой пола и семьи дают основания для поисков «божеской плоти», «третьего Завета», «неба вверху, неба внизу», «двужалого Эроса», интереса к хлыстовству в творчестве В.В.Розанова, Д.С.Мережковского, Вячеслава И. Иванова. На Западе интерес к «ползучему натурализму» (выражение А.Белого) в начале 20 века обновлен резонансом ницшеанских идей о мифе и опрощении, деятельностью О.Вейнингера, З.Фрейда, К.Г.Юнга, Г.Ле Бона, Р.Штейнера, что преломилось в творчестве А.Жида, Д.Г.Лоуренса, Г. и Т.Манна, Г.Гессе, но этот натурализм эпохи модернизма (предугаданный в пьесах Г.Ибсена, Ю.А.Стриндберга, Ф.Ведекинда 1890-х) не получил соответствующей идентификации.

Исключением стало марксистское литературоведение, усилиями Г.Лукача («К истории реализма», 1939; статьи о натурализме и реализме в «Литературной энциклопедии» 1929-39) определившее натурализм как недолжное («декадентское») отклонение от «высокого» («классического», «критического») «реализма» О.де Бальзака и Л.Толстого. Натуралист в отличие от реалиста, по Лукачу, довольствуется поверхностным наблюдением жизни, узко профессионален. Реализм же благодаря гражданской активности и социально-классовому подходу анализирует фундаментальные сторону общественной жизни и судьбы отдельных людей в ходе общественного развития. Если у Лукача, несмотря на «мелкобуржуазный пессимизм», натурализм условно включен в сферу «послефлоберовского реализма», представлен крупными писателями, обладает формальными признаками, то в советском литературоведении (не посвятившем проблеме натурализма ни одной монографии) признан либо «начальным этапом» эволюции к «реализму» (путь Золя от «физиологизма» «Терезы Ракен», 1867, к поддержке революционного пролетариата в романе «Жерминаль», 1884), либо вырождением «реализма» (поздний Мопассан) и его «антиподом», чем-то весьма частным. Среди русских писателей «натуралистами» признаны лишь немногие второстепенные бытописатели (Д.И.Мамин-Сибиряк) и «декаденствующие» авторы рубежа 19-20 веков (Л.Н.Андреев в ряде произведений).

Ограничительные определения (протокольное описание бытовой стороны жизненных явлений без их критического отбора, типизации, идейной оценки; антисоциальный, биологический подход к человеку; повышенный интерес к отталкивающим подробностям быта и низменным проявлениям человеческой природы; фатализм; фетишизм), а также намерение доказать, что, многократно говоря о натурализме, западные писатели имели в виду именно «реализм», исказили подлинную литературную конфигурацию 19 века, но главное — не убедили в том, что у «реализма» имеется своя территория, которую можно обособить от романтизма и натурализм. К тому же натурализм описан вне соотнесения с другими нериторическими стилями, не определена его функция в различных литературных поколениях, эпохах, национальных литературах.

Культурологический смысл натурализма

Культурологический смысл натурализма, как это видится в конце 20 века, определен ускорением секуляризации, кризисом дворянско-имперской культуры, урбанизмом и индустриализацией, множеством научно-технических открытий, формированием системы «позитивных» буржуазных ценностей, а также решительным пересмотром риторической традиции и классического типа литературной условности, что ранее было намечено как несколькими поколениями романтиков (все чаще сополагавших поиск абсолюта с социальной и национальной средой постнаполеоновской Европы), так и бытописательством писателей бидермайера. Натурализм — литературный отклик на позитивизм, хотя напрямую из него не выводим и, несмотря на программное опровержение «идеализма», тесно связан с романтической культурой. Вместе с тем, натурализм намеревался освободить литературу от христианской дидактичности, классицистическо-академических и романтических «штампов», грез и «мистицизма» с тем, чтобы сделать ее актуальной, приблизить к науке, вынудить отказаться от воображения в пользу детерминированности литературного слова. Для натуралиста документальность и фактографичность связаны с таким личным опытом, переживанием, которые конкретны, заявляют о себе «прямо», минуя в сознании все абстрактное, но вместе с тем получая непосредственную физиологическую окраску, настроение. Заземление «лирического» переживания посредством темперамента и его фильтров — способ натуралистического отбора. Во внимании к «документу» (утверждающему экспрессивные возможности художественного языка) натурализм вдохновлялся фотографией (дагерротип открыт в 1839), успехом Всемирных выставок и панорам, живописью Э.Делакруа, «барбизонской школы», Э.Мане, импрессионистов. Идеологически натурализм связан с «Курсом позитивной философии» (1830-42) О.Конта, «Системой логики» (1843) и «Принципами политической экономии» (1848) Дж.С.Милля, «Принципами психологии» (1855) и «Основными началами» (1862-86) Г.Спенсера, «Происхождением видов путем естественного отбора» (1859) Ч.Дарвина, «Жизнью Иисуса» (1863) Ж.Э.Ренана, «Введением в этюды по экспериментальной медицине» (1865) К.Бернара, «Капиталом» (том 1,1867) К.Маркса и, в определенной степени, с пантеизмом, в разной степени свойственным философии становления (морфологизму) И.В.Гёте, историзму Г.В.Ф.Гегеля, натурфилософии Ф.В.Шеллинга, иллюзионизму А.Шопенгауэра.

Натурализм в широком плане

В широком плане можно определить натурализм как биологизм — опыт синтетического понимания одушевленной и неодушевленной (материальнопредметной) природы через эволюцию самой природы, имманентно природе, посредством истолкования происходящего посюсторонне, без всякой опоры на Священное Писание, богословие, метафизические системы. Натурализм создает неклассическую картину мира — бытия без трансцендентных оснований, саморазвивающегося, циклически возвращающегося к самому себе. Натурализм через дедукцию и индукцию описывает происходящее сходство и различие ближайших звеньев эволюции. В масштабе «широкого натурализма» как либеральной биологическо-социологической концепции прогресса и способов эволюционного приспособления части (организма) к целому (среде) среди писателей имеются не только свои материалисты и атеисты, но и агностики, иррационалисты. Первые структурируют репрезентацию мира внешней по отношению к литературе идеологической установкой, в результате чего обозначается конфликт между отцами и детьми, «прогрессом» и «реакцией», общественными «верхом», «головой» и «низом», «дном», «голодом» гражданского служения и «сытостью» мещанского компромисса, фальшью социального футляра и инстинктивной правдой пола, передовой женщиной и обскурантом-мужем. Вторые, различая двойственность природы и занимая позицию не реформаторов мира, а его созерцателей, трактуют мир феноменально (ограничивая себя иллюзионным аспектом телесности, «кантовским» мерцанием мира в явлениях) или творят из биологии иррациональную идею (социума, почвы, вещи) — религию плоти, эстетику мифа, примитива, опрощения. Для большинства натуралистов биологически общее важнее биологически частного, так как организм вынужден приспосабливаться к среде (познаваемые или непознаваемые законы социума, рода, пола, бессознательного), хотя это может противоречить его личной «воле» и быть источником роковой гибели — катастрофы, трагикогероического призвания.

Натурализм и задачи творчества

Биологизм мироотношения определяет отношение натурализма к задачам творчества. Натуралисты сравнивают себя с естествоиспытателем, медиком, знатоком низовой народной жизни, экспериментатором, инженером литературы, психологом, создателем этюдов и очерков, репортером. У одних декларация беспристрастности обусловлена верой в биологическое единство мира в писателе, в то, что все в художественном слове детерминировано (бытом, идеологией, наследственностью, климатом, производственными отношениями) и автор лишь структурирует в своем сознании готовый материал, позволяя внешней природе говорить сквозь природу внутреннюю, и, следовательно, «опредмечиваться» и «отражаться» в себе. У других диктуется желанием зафиксировать «один тон», «естественность» личного художественного языка как языкового импульса, вступающего в химическую реакцию со средой и тем самым фиксирующего ее отражение в натуре автора, подобии фотографической пластинки. В той мере, в какой натуралист настаивает на полной референциальности своего языка, «жизнеподобии», он сродни живописцу, метафорические возможности которого ослаблены. Натуралист склонен к поэтике экспрессии (виденья, «грез наяву», «галлюцинаций»), вживания в предмет, такому типу иллюзорности, который имеет подчеркнуто физиологический характер. Установка на телесность натурализма не мешает натуралисту импровизировать, жить в творчестве. Он и всевидящее око, «камера», привязан к этому миру, и отчуждает себя от него, сводя свою художественную роль к ферменту, реактиву, витальной силе. Натуралистическая двойная жизнь создает иллюзию объективности искусства, отвечает мечте Гёте о «субъективной эпопее». Жизнь как поток самопроизвольных комбинаций, отражаясь в глубинном экране писательской восприимчивости («зеркале»), одушевляется,—получает настроение, трепет, ритм. Красота трактуется натурализмом как интенсивность и даже физиологичность восприятия. «Натуралист» занят вчуствованием в предмет, славит жизнь во всей ее непосредственности. Как моралист он отрицает те проявления цивилизации, которые закрепощают природное в человеке (церковь, дворянство, армия, чиновничьий аппарат, карьеризм, брак по расчету; узаконенное государственное насилие над «малыми» мира сего — женщинами, детьми, стариками, крестьянами, солдатами, представителями национальных меньшинств, городских низов и даже животными; безличная механическая сила новейших фабрик, железных дорог; академическое, салонное и массовое искусство), утопически мечтает об «освобождении» человека, предлагая свои версии достижения как коллективного (род, община, трудовая коммуна, стачка, революционное единство, военное братство), так и личного (разные формы побега от цивилизации — из города в деревню, лес, на остров, к индейцам и аборигенам; с Севера на Юг: в Италию, Египет; Алжир, Мексику; с Запада — на Восток и в Океанию; «другая страна» свободной любви, наркотиков, язычества) земного рая.

Насилие над природой (природой труда, полового влечения, социальных отношений) делает весь парадиз «хрустальных дворцов» и «аванпостов цивилизации» насмешкой над человеком, гротеском. Плох не человек, — утверждают натуралисты, не его самая позорная «профессия», а лицемерное и продажное общество, которое не предоставляет ему шанс стать лучше, реализовать заложенное в нем природой, морочит «нового Адама» лжерелигией денег и собственности. В то же время многие натуралисты восхищены энергией «современности» и, одушевляя городские рынки, мосты, биржи, трамваи, поезда, аэропланы, поэтизируют их. Амбивалентно и отношение натурализма к природе творчества. Для общественников от натурализма это противоречие между «деланием», «реформизмом», «правдой» вечного потока жизни и «эгоизмом», «элитарностью», «ложью искусства», что чревато отречением от писательства ради прямого социального учительства. Для индивидуалистов — конфликт между «жизнью» и «жизнетворчеством», «жизнью» и смертью, сознательным и бессознательным, биологическим лицом и социальной маской. Для эстетов и адептов живописности — несовпадение физического бытия стиля, порядка, и его феноменальности, текучести.

Пропорционально желанию раствориться в «жизни», а также инстинктивному доверию к стихийной правде происходящего в натурализме проявился страх природы, «темных аллей». В отличие от «жизни», человек (и писатель) наделен сознанием. Там, где природа не знает противоречий, человек поставлен перед фатальностью «распада атома», смерти в одиночку, насилия. Некоторые натуралисты усматривают в творчестве эквивалент «неопалимой купины», противопоставляя своему уходу «общее дело», унанимизм. Этот пафос коллективизма у натуралистов в 20 веке подкреплен интересом к коммунистическому строительству в СССР, идеям В.И.Вернадского, А.Швейцера, Т.де Шардена, М.Ганди, восточной мистике. Многие натуралисты придерживаются стоической позиции, находя в кратковременной феерии личного стиля откровение творческого начала в материи, «праздник, который всегда с тобой». Кто-то склонен драматизировать свой уход, усматривать в нем «плач» и «обман» жизни, внушавшей через творчество иллюзии, а затем сбросившей «маску», обернувшейся своей косной, вязкой, враждебной ко всему единичному стороной — местью «богов», обманывающих людей в их самых естественных желаниях: любви, желании продлить свой род. На иррациональную трактовку природы творчества в 19-20 веках повлияли А.Шопенгауэр, Ф.Ницше, З.Фрейд (мотивы отцеубийства, кастрации, неудовлетворенности культуры), экзистенциалисты. В мотивах разочарования, утраты иллюзий, самопоедания, вырождения, безумия, самоубийственности творчества, «мести» природы всему, что имеет индивидуальность, натурализм развивает романтическое представление о тождестве любви и смерти. Образ смерти (всеуравнивающей силы природы, «ямы», «западни») — один из самых сильных в натуралистических жизнеописаниях и циклах (творчество Гонкуров, Золя, Мопассана, Л.Толстого, Гарди, Драйзера, Мартен дю Гара, Бунина, Стейнбека). За время эволюции натурализма от 19 к 20 веку природа в нем стала символом. Это и пастораль, обновление, самореализация, прогресс, хор, «мир», и противоестественность, вырождение, проклятие, крик, «война».

Литературная эстетика натурализма

Формированию литературной эстетики натурализма в 19 веке сообщили импульс литературно-критические и публицистические работы Ш.О.Сент-Бёва, И.Тэна (во Франции), М.Арнолда, У.Морриса (в Англии), Г.Брандеса (в Скандинавии), В.Г.Белинского, В.В.Стасова, Н.Г.Чернышевского, Н.А.Добролюбова, Д.И.Писарева, Н.К.Михайловского (в России), так называемых «разгребателей грязи» и В.В.Брукса, Г.Менкена (в США). Их объединяет представление о «народническом» призвании литературы, которая ради «взросления» общества и пробуждения его «от сна» борется против художественных и идеологических «догм», а также намерение поставить изучение словесности на научную (обществоведческо-социологическую) основу. Весьма известен «тэновский метод», впервые изложенный его автором во введении к «Истории английской литературы» (1863-64), где дается концепция национального искусства как «расы — среды — момента», что получило затем развитие в русле близкой натурализму культурно-исторической школы, много сделавшей для популяризации главных «иконоборцев» второй половины 19 века (Золя, Ибсен, Толстой, Гауптман, Стриндберг, Гамсун, Шоу). Не меньший резонанс имела мечта русских разночинцев о гражданском «реализме» — защите в литературе интересов «униженных и оскорбленных». Крайне важна для натурализма публицистическая деятельность самих писателей-натуралистов (от идеи мелиоризма у Дж.Элиот до симбиоза Фрейда, мистики пола и марксизма у позднего Т.Драйзера), многократно рассуждавших о художественном и социальном (социально-религиозном, реформистском, анархическом, социалистическом) назначении своего творчества. Под влиянием Золя, Л.Толстого, культурно-исторической школы (утвердившей натуралистическое истолкование Бальзака и Ибсена), театральных постановок на тему «жизни не по лжи» к концу 19 века сложилось международное представление о натурализме как современном эпосе и его жанровых образованиях: цикле романов,«романе-реке», «великом американском романе», книге нежестко связанных между собой новелл, аналитической «драме идей». В 20 веке к ним добавились «экспериментальный» (ориентированный на эстетику кинодокумента и монтажа), «документальный» и «производственный роман».

Развитие натурализма

Развитие натурализма связано с движением от пограничных романтическо-натуралистических форм (бытописательный роман бидермайера, натуралистическая проблематика в романтическом «романе идей» и «романе воспитания») к опять-таки пограничным — натуралистическо-символистским (импрессионистическим, неоромантическим) образованиям. В 1860-80-е натурализм выразил свои возможности прежде всего в романе. В 1890-е в центре его интересов — драма. Новый виток натурализма наметился вместе с преодолением (и усвоением на натуралистической основе) символизма в начале 20 века, что коснулось своеобразия модернистской неоромантичности и ее поэтики «примитива» (в экспрессионизме, экзистенциализме). Дальнейшие отзвуки натурализма, ассимилированного теми или иными стилями эпохи модернизма, пришлись на 1930-е и 1960-е. В 19 веке натурализм переходит от конкретных «физиологических этюдов» к «общественной физиологии», а затем снова возвращается, на этот раз «психологически» и «импрессионистически», к частным случаям, не ограничивая себя изображанием социальных низов и «запретных тем». Если во Франции натурализм истощил свой потенциал к 1890-м, имел точки соприкосновения с литературными поколениями как середины столетия, так и декаданса, то в других странах (США, отчасти Германии и Англии, Испании) стал принадлежностью культуры 20 века, что позволило ему стать сферой интеграции донатуралистических и постнатуралистических тенденций («Улисс», 1922, Джойса). Натурализм дает о себе знать в творчестве практически всех писателей 1850-1980-х, которые в разной степени «переболели» им в поисках своей художнической самости. Тем не менее историко-литературно у натурализма есть четко выраженные оппоненты — авторы католической и православной ориентации (нарицательное имя Бернар в «Братьях Карамазовых», 1879-80, у Достоевского), значительная часть романтиков, символистов и модернистов (отрицательно относившихся ко всему «естественному», отстаивавших превосходство «искусства» над «жизнью», положение о «лжи» и нереференциональности художественного произведения), постмодернисты (пережившие разбегание литературной материи и смерть единого литературного «тела»), формалистско-эстетское искусствоведение.

Натурализм как целостный литературный стиль

Как целостный литературный стиль 19 века натурализм проявился прежде всего в прозе. Вопрос о натурализме в поэзии специально не ставился, хотя в типе экспрессии многих поэтов второй половины 19 —начала 20 века можно говорить о «натуралистическом» преобладании материи (тоники) и «потока сознания» стиха над его звукосмыслом. В сфере театра (и особенно «новой драмы») натурализм больше относится к режиссерской работе с актером (вживание в роль и актерское перевоплощение в «системе Станиславского»), репертуару выросших из театральных клубов «свободных театров» (парижский Театр Антуана, берлинская «Свободная сцена» О.Брама, лондонский «Независимый театр» Дж.Грейна), зрительскому восприятию «неприятных пьес» (активизация зала и втягивание его в «полемику» на гражданские темы), чем к писательской идее, которая, как у Ибсена (повлиявшему на натурализм, но ему внеположному даже в «Привидениях», 1881, «Гедде Габлер», 1890) неприкрыто романтична. Манифесты авторского театрального натурализма — работы о театре Золя (ставившего свои романы на сцене), предисловие Ю.А.Стриндберга к «Фрёкен Юлии» (1888), «Квинтэссенция ибсенизма» (1891) Б.Шоу. Они в большей или меньшей степени реализованы в «Отце» (1887) Стриндберга, «Перед восходом солнца» (1889) Г.Гауптмана, «Семье Зелике» (1890) А.Хольца и И.Шлафа, «Профессии миссис Уоррен» (1894) Б.Шоу, «На дне» (1902) М.Горького, «Страстях под вязами» (1925) Ю.О'Нила, ряде пьес Б.Бьёрнсона, Э.Брие, Г.Зудермана, Ф.Ведекинда, Л.Андреева, С.Выспяньского, Дж.Верги, Х.Бенавентеи-Мартинеса. Наиболее последовательный и разнообразный натуралистический драматург — Гауптман. В литературоведении с натурализмом пересекаются возможности биографического и культурно-исторического методов, различных видов социологизма (П.Коган, В.Переверзев), марксистского (В.Беньямин), а также фрейдистского подхода к словесности, который в противовес генетизму позитивистов обосновал натуралистическое представление о бессознательном в творчестве и его архетипах.

Поэтика натурализма соответствует его основным проблемным узлам («морализм» приспособления к среде и поступков, ведущих к выживанию; телесность, реализующаяся как в «аппетитах» общества, его «чревоугодии», так и физиологизме социума, живущего посредством анонимных сил — денег, крови, желаний, жертвоприношений — скрытой животной жизнью; цикличность развития общественного организма и его «болезней»; социальное и историческое возмездие, предопределенное насилием над большими и малыми «организмами» — семьей, ремеслом, земными недрами; противоречие любви и борьба в ней между волей и «человеком-зверем», сознательным и бессознательным; пол как сфера рокового непонимания между мужчиной и женщиной; месть природы в «безумии» творчества). Натурализм провел черту между в чем-то архаичными раннеромантическими стилями, где сосуществовали элементы нормативной и ненормативной поэтики, и «современностью», экспрессией «литературы нервов». Выразившись прежде всего в эпических жанрах (прозаизм натуралистических пьес породил определения «пьеса для чтения», «драма состояния»), натурализм создал канон социально-проблемной прозы и способов ее написания.

Главные открытия натурализма

Главные открытия натурализма — новая концепция писательства (опора на личный опыт и его стилизацию; репортерство — сбор материала и «вживание» в него, изучение специальной литературы, языка конкретной среды, дифференциация литературных «приемов» в зависимости от художественной задачи и актуальности темы), установка на «безличность» — такой метод письма, при котором произведение как бы «вынашивается», «пишется самим собой», и автор отвечает прежде всего за естественность и концентрацию стиля, инженерию метода («точки зрения» по Г.Джеймсу). Натурализм утвердил особый, стремившийся к преодолению описательности «рассказывания», тип психологизма, или «показ» (фиксация внутреннего и внешнего состояния персонажей посредством «отражений», того, на что достаточно произвольно, но вместе с тем фиксированно направлены лучи их «зрения», «слуха», «обоняния»). Его разновидности—импрессионистический «подтекст», а также «внутренний монолог», который постепенно трансформируется в «поток сознания» — эффект текучести восприятия, которое, смешивая в сознании прошлое и настоящее, высокое и низкое, делает их «сейчасными», предметом экспозиции, панорамы. Тематизм натурализма нередко приводит к ослаблению сюжетности (ее призвана компенсировать телесность «кусков жизни»), нарушению композиционных пропорций, что отчасти восполняется «очерковой» неразрывностью наррации (подчеркнутой тематической рамой имени, профессии, родовой принадлежности), общим «настроением» (героическим или трагическим пафосом), нагнетанием однотипных деталей (натуралистических лейтмотивов), аллегоричностью детали (говорящие имена; одушевление животных). По характеру воздействия на читателя натурализм тяготеет к документальному, шоковому, гипнотическому воздействию — т.е. к тому, что в 1910-е стало прерогативой кинематографа. Кинематографические аспекты репортерски поданной жизни «налету» попытались передать посредством «монтажа»(параллельного ведения разнородных повествовательных линий) А.Дёблин («Берлин, Александерплац», 1929), Дж. Дос Пассос (трилогия «США», 1930-36).

В национальных литературах натурализм по-разному и в разное время обозначил свои приоритеты («физиологизм» и «импрессионизм» французской, «бытописательство», «реализм» и «правдоподобие» русской, «экспрессионизм» немецкой, «регионализм»,«неоромантизм», «модернизм» английской и американской, «веризм» и «неореализм» итальянской). Доля натурализма имеется во всех стилях эпохи неклассичности. В романтической культуре («культуре Я») 19-20 веках нет коренного противоречия между романтизмом и натурализмом (Флобер), натурализмом и символизмом (Золя), натурализмом и неоромантизмом (Конрад), натурализмом и экспрессионизмом (Г.Манн), натурализмом и «модернизмом» (Джойс, Фолкнер), натурализмом и экзистенциализмом (Камю), натурализмом и творчеством Д.Г.Лоуренса, Л.Ф.Селина, Г.Миллера. Если все же условно считать основной характеристикой натурализма субъективную эпичность романа, то главные фигуры в нем Л.Толстой, Золя, Гарди, Горький, Драйзер, Г.Манн, М.Шолохов, Мартен дю Гар, Дос Пассос, Стейнбек.

Слово натурализм произошло от французского naturalisme, от латинского natura, что в переводе означает — природа.

Похожие слова: