Поиск:

Нелепица


Нелепица, поэзия нонсенса это жанр литературной эксцентриады, считающийся специфически английским, хотя в качестве аналога английской традиции нелепицы можно рассматривать русские сказочные и частушечные небылицы, некоторые жанры ренессансной литературы (кокалян, фатрази, фроттола); элементы и приемы нелепиц содержат «Похвала Глупости» (1509) Эразма Роттердамского, «Гаргантюа и Пантагрюэль» (1533-64) Ф.Рабле. Традиция английской нелепицы восходит к фольклору — детским шутливым песенкам — «Матушка-гусыня» (около 1765), «Детские небылицы, или Нелепые стишки» (1864); у истоков ее родословной — безымянные народные певцы, озорные безумцы, в ней слышатся отголоски шутовства ренессансного карнавала. Известность жанру нелепиц принесли поэт, художник, биолог, автор книг путешествий — Эдвард Лир (1812-88), писатель и математик Льюис Кэрролл (наст, имя Чарлз Латуидж Доджсон, 1832-98). Им типологически близок романтический гротеск, прежде всего Э.Т.А.Гофмана. Лир придал легитимный характер нелепицы в английской литературе. В разгар викторианского респектабельного 19 века он создал особый «безумный» мир, живущий по законам, остроумно отменявшим регламент и респектабельность.

Лир скептически относился к общепринятым нормам поведения и морали, был невысокого мнения о человеческой природе, люди казались ему ужасными, суетливыми, вульгарными, фанатичными. Чудачество для него — общественная позиция; эксцентриада — форма защиты личности от строго регламентированного общества; его нелепицы направлены и против назидательной пуританской литературы. Славу Лиру принесли две книги — иллюстрированная им самим «Книга нелепиц» (1846) и «Еще большие нелепицы» (1872). Сборники «Нелепые песни и истории» (1871), «Смешная лирика» (1877) закрепили его славу «лауреата нелепиц». Основа первых книг Лира—лимерики, хотя самого этого слова он не употреблял, называя их «нонсенсами». Лир создает гротескную картину бытия, в основе его нелепицы — вечное движение, «танец» (по выражению Честертона) между «осмысленным и нелепым», логикой и алогизмом, отчего его мир порой кажется царством сюрреалистического разума. Лир считается основоположником и графического гротеска: он смело ввел в рисунок элементы примитива, «детскости», фантазии. За ним последовала целая плеяда юмористов-рисовальщиков: Кэрролл, У.М.Теккерей, Честертон.

Философские сказочные повести-гротески Кэрролла «Алиса в стране чудес» (1865) и ее продолжение «Алиса в Зазеркалье» (1871), содержавшие насмешливое изображение нравов поздневикторианской Англии, сразу принесли автору славу мастера пародии и нелепицы. В 1869 основано Британское общество Л.Кэрролла: его филиалы — в США и Канаде. Как заметила в эссе о Кэрролле английская писательница В.Вулф, это была литература не для детей, а книги, в которых мы становимся детьми. Честертон утверждал в статье к столетию со дня рождения Кэрролла в 1932, что интеллектуальные эскапады писателя предназначены для взрослых, а еще более для ученых. Писатель-романтик, Кэрролл воспринимал мир с большой долей философского скептицизма и иронии. Но будучи математиком и лингвистом, в «Алисах» и, особенно, в поэме «Охота на Снарка» (1876) философско-скептическому видению вселенной как «неконтролируемого хаотического потока» он противопоставил ироничную «логическую игру», охватывающую все человеческие взаимоотношения (это могла быть игра в карты, шахматы, охоту, в цифры, в слова).

К концу 19 века у Лира и Кэрролла появилось много подражателей и последователей; наиболее талантливый — Г.К.Честертон (1874-1936), мастер парадокса, умевший все «перевернуть», автор немногих стихотворений, подобно Лиру, черпавший вдохновение в традициях «доброй старой Англии», не тронутой холодом пуританства. Его близкий друг Хилэр Беллок опубликовал два сборника в форме бестиариев — «Книга зверей плохого ребенка» (1896) и «Еще про зверей для худших детей» (1897), где также высмеивал скучное морализаторство «здравомыслящих» авторов и предлагал «плохому» ребенку неожиданные «морали», смеясь над утилитаризмом прописных истин. В Кэрролле видели одного из провозвестников сюрреализма, постмодернизма и постструктурализма. «Охоту на Снарка» рассматривали как поэму о бытии и небытии, т.е. сюрреалистическую поэму об экзистенциальной агонии. Еш логические задачи, загадки, головоломки предвосхитили появление таких наук, как математическая логика, семиотика, лингвистический анализ, теория относительности. Английский астроном А.С.Эддингтон сравнил формальную структуру баллады «Джаббервокки» из «Алисы в Зазеркалье» с областью современной математики, известной как «теория множеств». Влияние его творчества прослеживается в произведениях классиков мировой литературы — Г.Джеймса, О.Генри, Р.Киплинга, Дж.Джойса, Ф.Кафки, В.Набокова: аллюзии на «Алису в стране чудес» присутствуют в романах «Пнин» (1957), «Истинная жизнь Себастьяна Найта» (1941), «Прозрачные вещи» (1972), «Ада, или Страсть» (1969). В духе «нелепицы» обыгрывает имя Набокова английский писатель Э.Берджесс «Vladeemear NahBoakofl» (N.Y. times book rev). Многие писатели (среди них Киплинг, Скотт, Г.Грин) широко использовали неологизмы Кэрролла. Он оказал влияние на дадаистов (см. Дадаизм), итальянских футуристов (см. Футуризм), Гертруду Стайн, поэтов Э. и С.Ситувеллов, Честертона, Дж.Тёрбера, У.Сарояна, Дж.Сэлинджера, Э.Апворда как автора сюрреалистических рассказов, комедии С.Миллигена, драму «абсурда». В 20 веке мюзик-холльные комедиографы часто истолковывали человеческое существование в понятиях нелепиц, их юмор стал крайне мрачным, возникла «черная комедия». В 1901 Честертон в эссе «Защита нелепицы» заметил, что испытываемое человеком чувство изумления от мира, в бесконечном разнообразии его форм и независимости от наших интеллектуальных критериев и тривиальных определений — основа как веры, так и нелепиц, двух высших символических утверждений истины.

Похожие слова: