Поиск:

Слова на букву: О

ОБЭРИУ

ОБЭРИУ (сокращение от Объединение реального искусства) это литературно-художественная группа, существовавшая в Ленинграде в 1927-30. В нее входили Д.Хармс, А.Введенский, Н.Заболоцкий, К.Вагинов, И.Бахтерев, Б.Левин, с ними сотрудничали художники К.Малевич, П.Филонов и др.

Ранее ими предпринимались попытки объединиться на основе постфутуристического отношения к слову и неприятия обыденной логики и рациональности. В 1922 Введенский, Я.Друскин, Л.Липавский основали союз «чинарей» (название дано Введенским), участники сотрудничали с поэтом-заумником И.Терентьевым. В 1925 вместе с Заболоцким и Н.Олейниковым «чинари» присоединились к созданному А.Туфановым «Ордену заумников», в ядро которого входили Хармс и Е.Вигилянский. Для совместных выступлений было выбрано название «Левый фланг» (по аналогии с уже утвердившимся Левым фронтом искусств). К этому периоду относится невоплощенный проект театра «Радикс» при Институте художественной культуры (ИНХУК) и одноименного сборника произведений. 28 марта 1927 Хармс провозгласил образование «Академии левых классиков», шестеро членов которой составляли ОБЭРИУ; дирекция Дома печати, при которой числилась Академия, предложила снять слово «левый». В данном Хармсом наименовании аббревиатура обрела статус «чинарской бессмыслицы».

В манифесте «Поэзия ОБЭРИУТОВ» говорилось: «Мы — поэты нового мироощущения и нового искусства... Мы углубляем и расширяем смысл предмета и слова, но никак не разрушаем его» (Афиши Дома печати). Реальность своего искусства обэриуты связывали с очищением предметов от литературной шелухи, чтобы «вгрызаться в середину слова, драматического действия и кинокадра» и смотреть «голыми глазами». Таким образом от фонетической зауми ОБЭРИУ перешло к «заумной семантике» — «столкновению словесных смыслов». Главным понятием в поэтике ОБЭРИУ становится бессмыслица. «Горит бессмыслицы звезда, она одна без дна», — утверждал в поэме «Кругом, возможно, Бог» (1931) Введенский, имевший титул «Авторитета бессмыслицы». «Битва со смыслами» у Хармса предполагала замену семантического согласования, необходимого для нормальной коммуникации, рассогласованием (частичным или полным) при сохранении грамматики. Введенский «разбрасывает предметы на части», у Вагинова чувствуется «близость предмета и его теплота», лирика Бахтерева — «не более как средство сдвинуть предмет в поле нового художественного восприятия» (Афиши...). Заболоцкий в Открытом письме Введенскому полагал, что бессмыслица возникает, когда слова поставлены в необычную связь алогичного характера. На этом приеме строились произведения разных жанров — от детских «нескладушек» до пьес «Елизавета Бам» (1927) Хармса, «Елка у Ивановых» (1939) Введенского: «Чтобы в пулю не смеяться, мы в бочонок спрячем лик да затылки не боятся, отвечая хором пик» (Хармс). Другим приемом обнаружения хаотичности, абсурдности мира была калейдоскопическая смена персонажей, реплик, немотивированная подмена стихов прозой и наоборот. Проблема восприятия творчества ОБЭРИУ остро встала при первых же выступлениях.

Театрализованный вечер ОБЭРИУ «Три левых часа» 24 января 1928 с чтением стихов и премьерой пьесы «Елизавета Бам» был назван «откровенным до цинизма сумбуром». Л.Нильвич писал: «Их уход от жизни, их бессмысленная поэзия, их заумное жонглерство — это протест против диктатуры пролетариата. Поэзия их поэтому контрреволюционна. Это поэзия чуждых нам людей, поэзия классового врага» (Реакционное жонглерство: об одной вылазке литературных хулиганов Смена. 1930). Сложный диалог с традицией, который вело ОБЭРИУ, был сведен к вульгарному пародированию. Н.Асеев утверждал, что у Заболоцкого «издевательство над традицией обернулось в издевательство над действительностью; идиотизм синтаксического штампа превратился в идиотизм содержания» (Красная новь. 1932. No 2). В условиях непонимания, замалчивания и гонений в Союзе поэтов, политических обвинений со стороны рапповской критики ОБЭРИУ с труцом находили возможность печатать свои произведения. Исключением было сотрудничество в детских журналах «Еж», «Чиж», «Октябрята» и в Детиздате (Хармс выпустил около 20 книг для детей, Введенский — 32). Обвиненные в «халтуре», а затем в контрреволюционной деятельности, Хармс, Введенский, Бахтерев были арестованы в декабре 1931. Основанием послужил составленный сотрудниками ОГПУ «Сборник контрреволюционных произведений нелегальной антисоветской группы детских писателей». Так произошел разгром ОБЭРИУ. Писатели вернулись после трехлетней ссылки, но затем были вновь репрессированы.