Поиск:

Органическая критика


Органическая критика это концепция литературно-критического истолкования художественных произведений, созданная А.А.Григорьевым (1822-64) в 1850-60-е. Основные принципы Органической критики изложены в цикле теоретических статей: «О правде и искренности в искусстве» (Русская беседа. 1856); «Критический взгляд на основы, значение и приемы современной критики искусства» (Библиотека для чтения. 1858. No 1); «Несколько слов о законах и терминах органической критики» (Русское слово. 1859. No 5); «Парадоксы органической критики (Письма к Ф.М.Достоевскому)» (Эпоха. 1864. No 5, 6).

Концепция Органической критики

Концепция Органической критики опирается на обширный круг философских и эстетических интересов Григорьева, в первую очередь на натурфилософию и философию искусства Ф.В.И.Шеллинга. Согласно Шеллингу, только искусство способно во всей полноте воспроизвести исконную целокупность жизни, оно является универсальным органом самосознания мира и реализует себя, помимо целенаправленных усилий художника, как свободное осуществление органической жизненной энергии. В основе концепции Григорьева — признание фундаментального тождества жизни, искусства и художественной критики. Основное свойство жизни — органическую автономность, независимость от целенаправленного замысла, — усмотренное Шеллингом в искусстве, Григорьев распространяет и на критику. Органическое начало в искусстве и художественной критике Григорьев последовательно предпочитает механическому, подчиненному логике причинно-следственных отношений. Применяемые критиком понятия зачастую омонимичны нейтральным, лишенным терминологической семантики словам: «правда» и «искренность» в искусстве, «новое слово» в литературе и т.д. Нередко Григорьев взамен известных понятий использует своеобразные их дублеты, подчеркивающие как непроизвольную, спонтанную (органическую) природу изучаемого явления искусства, так и непредубежденный, не связанный с теоретической заданностью характер критической интерпретации (например, не «влияние», но «веяние»; не «мировоззрение», но «миросозерцание»; не «историческое воззрение», но «историческое чувство»). Предпочтение «исторического чувства» «историческому воззрению» обусловлено постепенным отходом Григорьева от гегелевского исторического детерминизма, т.е. безоговорочного усмотрения в самом ходе истории некоего универсального закона, реализации определенных логических схем, связанных с восхождением ко все более совершенным формам самосознания абсолютной идеи. В бытность студентом-юристом (1838-42) Григорьев входил в кружок поздних московских гегельянцев, к которому имели отношение А.А.Фет, Я.П.Полонский, С.М.Соловьёв, К.Д.Кавелин.

Однако в более поздние годы, вопреки увлекшему многих движению от Шеллинга к Гегелю и далее к философскому позитивизму, Григорьев возвращается к шеллингианству. Переход от гегелевского «исторического воззрения» к шеллингову «историческому чувству» был обусловлен главным образом литературно-критической практикой Григорьева, в 1840-е активно печатавшегося во многих московских и петербургских изданиях. Восприятие читателем и, тем более, критиком литературных произведений сближается Григорьевым с непосредственным ощущением жизни за пределами искусства. Среди европейских сторонников «органического» подхода к изучению истории и культуры Григорьев выделял писателей и ученых, в разных научных областях работавших с понятием «исторического чувства»: О.Тьерри, Ф.Савиньи, Т.Карлейля, Р.У.Эмерсона. По мнению Григорьева, истолкование художественного текста в перспективе гегелевского исторического воззрения исключает из поля зрения критика личностную природу восприятия искусства. Произведение искусства при этом толкуется не с точки зрения непосредственного восприятия, а в сопоставлении с бесконечным процессом исторического усовершенствования жизненных форм. Соответственно, эстетический идеал, соизмеримый с живыми читательскими ожиданиями, отодвигается в абсолютное будущее бесконечного совершенства, подменяется понятием прогрессивности, «правильности» отображения жизни в искусстве. Подобные интерпретации, по Григорьеву, носят чисто теоретический характер, причем истолкованию и оценке подвергается не само по себе художественное произведение во всей своей природной полноте, но степень его соответствия тому или иному критическому направлению либо эстетической норме, либо научной доктрине, идеологической догме. Григорьев настойчиво выступает против теоретизма в искусстве и критике, подлинные («рожденные») произведения и интерпретации противопоставляет «деланным», скроенным по заранее данной теоретической мерке. Концепция Органической критики была сформулирована в полемике с влиятельными в 1850-е направлениями в русской литературной критике: «историческим», представленным Н.А. Добролюбовым, Н.Г. Чернышевским, Д.И. Писаревым; и «эстетическим»—А.В. Дружинин, П.В.Анненков, В.П. Боткин (см. Эстетическая критика). Григорьев стремится избежать обеих теоретических крайностей, обозначить свою литературно-критическую позицию как противовес обеим влиятельным школам русской критики. Органическая критика не отрицает «исторический» и «эстетический» подходы к истолкованию и оценке литературного произведения, но вбирает их в себя, признает необходимыми, но недостаточными. Взятые в абсолютном измерении, «исторические» либо «эстетические» интерпретации неизбежно ведут к теоретизму, не касаются самой сути художественного произведения, превращают его в иллюстрацию умозрительных концепций, пусть и верных с точки зрения логической непротиворечивости. По Григорьеву, Добролюбов имел все основания видеть в «Грозе» (1859) А.Н.Островского отражение современных социальных процессов, преодоление в российской действительности традиционного, патриархального уклада жизни. Все эти явления (наряду с иными) в пьесе в самом деле присутствуют. Однако добролюбовская интерпретация пьесы как восстания Катерины против «темного царства» не более чем тавтология, она адекватна вовсе не органической природе драмы Островского, но заранее данной теории, рассматривающей любое литературное произведение лишь в качестве иллюстрации «типических» общественных событий.

Общие принципы Органической критики Григорьев развил, в частности, в статьях и рецензиях о Пушкине, Островском и Тургеневе. При жизни Григорьева у него не было прямых последователей (кроме Н.Н.Страхова, выступавшего, главным образом, в качестве популяризатора идей своего старшего современника, а позже — в роли издателя и комментатора его сочинений). Органическая критика — единственная в классическую эпоху русской литературы целостная концепция критики. Она оказала существенное влияние на ряд русских гуманитариев — публицистов, историков, философов, в особенности на В.С.Соловьёва, Н.Я.Данилевского, К.Н.Леонтьева, В.В.Розанова.

Похожие слова: