Поиск:

Проза


Проза это антоним стиха и поэзии, формально — обычная речь, не разделенная на обособленные соизмеримые ритмические отрезки — стихи, в эмоционально-смысловом плане — нечто приземленное, обыкновенное, заурядное; фактически же доминирующая форма в европейских литературах начиная с 18 века (в отношении распространенности беллетристики даже с 17 века); в русской — со второй трети 19 века, хотя на протяжении всего 19 века художественную словесность, включая прозаическую, продолжали называть поэзией. В 19-20 веках проза — безусловно преобладающая форма эпоса и драматургии, гораздо реже встречаются прозаические лирические произведения («стихотворения в прозе»). В разговорной речи 20 века, проникшей и в нестрогий язык истории литературы и критики, теоретически четкая триада «эпос — лирика — драма» практически вытеснена триадой «проза — поэзия — драматургия». В литературном смысле прозаическим формам предшествует поэзия.

Проза в античности

В античности проза, в отличие от поэзии, регулировавшейся правилами поэтики, регулировалась правилами риторики. Как и поэтическая стихотворная речь, она определенным образом украшалась, но приемы этого украшения были иными, чем в поэзии. Западноевропейское Средневековье продолжало относить к поэзии только стихи, но расширение читательской аудитории повлекло за собой распространение более безыскусственной прозы: с середины 13 века начинается прозаическая обработка стихотворных романов, поющиеся стихи перемежаются с прозой в повести первой трети 13 века «Окассен и Николет», затем в «Новой жизни» (1292) Данте прозаическая автобиография включает в себя созданную автором в 1283-90 стихотворную лирику с комментарием. Эпоха Возрождения ознаменована расцветом новеллы, прежде всего это — «Декамерон» (1350-53) Дж.Боккаччо. Среди наиболее выдающихся произведений ренессансной литературы — смеховая эпопея Ф.Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» (1533-64), но она близка к неофициальной народной карнавальной культуре, не входит в иерархию традиционных жанров и лишь условно именуется романом. Далеким предвестием будущего торжества романного жанра явился «Дон Кихот» (1605-1615) М.Сервантеса. В главе XIVII ч.1 священник, порицая рыцарские романы, все же высоко оценивает возможности их формы (здесь в косвенной речи Сервантес фактически утверждает форму своего собственного произведения как достойную признания современной ему теорией литературы).

Проза постепенно отвоевывала позиции у стиха. В шекспировской трагедии, тем более комедии, их смешение было нормой, хотя проза использовалась преимущественно в «низких» эпизодах. В 17 веке активно создавался испанский плутовской роман, аналоги которого появлялись и в других странах. Несмотря на то, что классицизм попрежнему числил прозу по ведомству риторики и признавал ее лишь в философском диалоге, историческом повествовании или описании, публицистике, исповеди, роман же допускал как жанр периферийный, развлекательный, лишенный моральной цели и адресованный неискушенному читателю — даже во Франции, законодательнице классицистических норм и вкусов, проза проникала в различные жанры. Еще в 16 веке появились первая французская оригинальная комедия в прозе («Соперники» Ж.де Ла Тайя, 1573), трагикомедия («Люсель» Л.Лежара, 1676). На рубеже 16-17 веков девять прозаических комедий написал П.де Лариве. Строгий теоретик классицизма Ж.Шаплен высказался за «свободную» речь в драме и считал абсурдным рифмованный текст на сцене, ссылаясь на образцы итальянских пьес в прозе. Мольер создал в прозе несколько лучших своих комедий, включая «Дон Жуана» (1665), «Скупого» (1668), «Мещанина во дворянстве» (1670), что было высоко оценено некоторыми современниками, однако на практике долгое время не получало продолжения. В споре о «древних» и «новых», начавшемся в 1684, последние защищали права прозы. Английскую прозу конца 17 — начала 18 века представляли переводной «героический» и краткий новеллистический (А.Бен, У. Конгрив) роман, историко-легендарное повествование (Р.Бойль), в Германии 17 века господствовал поверхностный галантно-приключенческий роман о любовных историях в придворной среде, обращенный к читателям, которые к ней не принадлежали.

18 век — время утверждения прозы в развитых европейских литературах. В Англии это сатира Дж.Свифта, «комические эпопеи» Г.Фиддинга и других писателей, сентиментальный и готический романы, в Германии — произведения И.В. Гёте, во Франции — творчество Ш.Л.Монтескье, А.Ф.Прево д'Экзиль, Вольтера, Ж.Ж.Руссо и др. Иногда жанровые границы поэзии и прозы намеренно стирались: Монтескье, объявив в «Персидских письмах» (1721) стихотворца смешной и гротескной фигурой, создал две поэмы в прозе, А.де Ла Мотт Удар написал оду в прозе Аббат Прево в 1735 заявил, что рифма порочит саму идею поэзии, разрушает поэтический дар. Но защитники стиха были сильнее. Самым значительным из них оказался прозаик Вольтер, явно относивший свои философские повести более к философии, чем к литературе. В «Храме вкуса» (1731) он высмеял теорию поэмы в прозе, на что Ламотт-Удар безуспешно возражал. Вплоть до начала 19 века господствовавшие теории не признавали прозу. Даже И.Ф.Шиллер в 1797 не одобрил «Года учения Вильгельма Мейстера» (1795-96) Гёте; последний согласился с ним и в «Максимах и рефлек сиях» назвал роман «субъективной эпопеей, в которой автор испрашивает дозволения на свой лад перетолковывать мир» (Собрание сочинений: В 10 томах), что имело у Гёте четкую антиромантическую направленность.

Тем не менее 18 век — век решительного наступления прозы и более снисходительного отношения теории к роману. Для своего времени принципиальное значение имел аллегорический философско-политический роман Ф.Фенелона «Приключения Телемака» (1693-94), а также произведение шотландского автора 17 века, писавшего по-латыни, Дж.Барклая (Баркли) «Аргенида» (1621). В послепетровской России, где еще долго предстояло совершенствовать стих в ущерб художественной прозе, то и другое привлекло внимание В.К.Тредиаковского. Роман Фенелона он переложил гекзаметрами, но «Аргениду» перевел в 1751 прозу, а ранее в «Новом и кратком способе к сложению российских стихов...» (1735) сообщал: «Эпических остроумных, удивительных, а иногда Гомера и Вергилия превосходящих вымышлений прозою написанных, не надеюсь, чтоб больше было на другом каком языке, нежели сколько их есть на французском, которые у них романами называются. Однако все таковые романы насилу могут ли перевесить хорошеством одну Барклаиеву Аргениду». Наличие подобных образцов сделало возможным появление в России таких ориентированных явно не на «низового читателя» произведений, как масонские романы М.М.Хераскова (60-90-е 18 века). Но высшие достижения русской прозы 18 столетия до Н.М.Карамзина принадлежат к области сатиры в разных родах (комедии Д.И.Фонвизина, повесть И. А.Крылова «Каиб», 1792, и беллетризированная публицистика «Путешествие из Петербурга в Москву», 1790, А.Н.Радищева). Карамзин своими сентиментальными повестями 1790-х впервые ввел прозу в высокую литературу. Ранее проза считалась несопоставимой с поэзией, хотя читателей у нее было больше (особой популярностью пользовались переводные, а с 1763, когда появились первые произведения Ф. А.Эмина, и отечественные романы); карамзинская проза была признана наиболее образованным и искушенным, а в то же время довольно широким читателем.

Западноевропейский романтизм принес известное равновесие стихов и прозы: хотя сильнейшее эмоциональное воздействие оказывала поэзия, самым популярным в Европе и России писателем был В.Скотт как исторический романист. Впоследствии авторитет прозы поддерживали позднеромантические произведения В.Гюго, Ж.Санд. Среди русских романтиков сравнительно недолгой славой пользовался беллетрист А.А.Бестужев (Марлинский), однако высшие достижения романтизма в России — поэтические. В 1830-е, несколько позже чем на Западе, происходит эпохальный перелом: А.С.Пушкин пишет больше прозы, чем стихов, появляется проза Н.В.Гоголя, в 1840 — первый русский социально-психологический и философский роман «Герой нашего времени» М.Ю.Лермонтова. В дальнейшем возникает плеяда великих прозаиков, среди которых Л.Н.Толстой и Ф.М.Достоевский. Как и на Западе, господство прозы в России стало безоговорочным, за исключением начала 20 века, когда достижения поэзии в целом были выше, хотя и проза, особенно модернистская, принципиально обновилась. В конце 20 века поэзия практически во всем мире уходит на периферию литературы, становится достоянием сравнительно немногих любителей и даже внешне подражает прозе: во многих странах почти вся она создается свободным стихом.

У прозы есть свои структурные преимущества. Гораздо менее способная, чем стих, воздействовать на читателя с помощью специфических ритмико-мелодических приемов, функции которых раскрыл Ю.Н.Тынянов в книге «Проблема стихотворного языка» (1924), проза более свободна в выборе смысловых нюансов, оттенков речи, в передаче «голосов» разных людей. «Разноречие», по М.М.Бахтину, присуще прозе гораздо больше, чем стихам. Ученый выделял следующие «типы прозаического слова» (точнее, всякого повествовательного, но преимущественно прозаического). Первый — прямое непосредственно направленное на свой предмет слово, обычное обозначение, называние чего-либо. Второй тип — объектное слово, слово изображенного лица, отличное от авторского, передающее социальную, национальную, культурную, возрастную и прочую специфику речи персонажей, которая в традиционалистских литературах была представлена мало или вовсе не представлена. Третий тип, по Бахтину, — слово «двуголосое», с установкой на чужое слово; «двуголосое» слово бывает и авторским, и словом персонажа. Здесь три разновидности. Первая — оценочно «однонаправленное» двуголосое слово: стилизация, рассказ рассказчика, необъектное слово героя — носителя авторских замыслов, повествование от первого лица. «Слово» говорящего, персонажа, не отрицательного для автора, более или менее сливается с авторским «словом». Если же говорящий (пишущий) не одобряется или высмеивается посредством якобы его же собственной речи, возникает «разнонаправленное», преимущественно пародийное, двуголосое слово. Третья разновидность двуголосого слова определяется Бахтиным как «активный тип», или отраженное чужое слово. По репликам одного участника диалога можно догадываться о содержании и эмоциональной окраске реплик другого. В том же ряду — скрытая внутренняя полемика (персонаж чтото себе доказывает, споря с самим собой), полемически окрашенная автобиография и исповедь, скрытый диалог и вообще всякое слово с «оглядкой» на чужое слово (с разными собеседниками разговор ведется неодинаково). «Активный тип» более всего характерен Для Достоевского, которого объектное слово (второй тип) интересует меньше: индивидуальные или социальные признаки речи не так значимы, как смысловая полемика персонажей с собой и другими; по Бахтину, автор участвует в борьбе точек зрения — в плане организации повествования, а не общей идеи произведения — на равных с персонажами, ничего им догматически не навязывая. Проза имеет собственный ритм, отличный от стихотворного, а иногда и метр, превращаясь в метризованную прозу.

Слово проза произошло от латинского prosa, от prosa oratio, что в переводе означает — прямо направленная, простая речь.

Похожие слова:

  • Жеста Жеста это цикл средневековых французских […]
  • Фарс Фарс это малый комический жанр средневекового […]
  • Лауда Лауда это жанр духовной поэзии в Италии 13-16 […]
  • Проповедь Проповедь это дидактический жанр ораторской […]
  • Миракль Миракль это жанр западноевропейской […]
  • Канон Канон это: жанр литургической поэзии. По своему […]
  • Очерк Очерк это эпический, прозаический жанр с ярко […]
  • Ритмическая проза Ритмическая проза это в широком смысле — […]
  • Стих Стих это художественная речь, фонически […]
  • Размер стихотворный Размер стихотворный это форма стихотворного […]
  • Одиннадцатисложник Одиннадцатисложник это в силлабическом […]
  • Дума Дума это эпический и лироэпический песенный жанр […]