Поиск:

Сентиментализм


Сентиментализм это одно из основных, наряду с классицизмом и рококо, художественных течений в европейской литературе 18 века. Подобно рококо, сентиментализм возникает как реакция на господствовавшие в предыдущем столетии классицистические тенденции в литературе.Свое имя сентиментализм получил после выхода в свет неоконченного романа «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии» (1768) английского писателя Л.Стерна, закрепившего, как полагают современные исследователи, новое значение слова «sentimental» в английском языке. Если раньше (первое употребление этого слова Большой Оксфордский словарь относит к 1749) оно означало либо «разумный», «здравомыслящий», либо «высоконравственный», «назидательный», то к 1760-м в нем усиливается оттенок, связанный не столько с принадлежностью к области разума, сколько — к области чувства. Теперь «sentimental» значит также «способный к сочувствию», а Стерн окончательно закрепляет за ним значение «чувствительный», «способный к переживанию возвышенных и тонких эмоций» и вводит его в круг наиболее модных слов своего времени. Впоследствии мода на «сентиментальное» прошла, и в 19 веке слово «sentimental» в английском языке приобретает негативный оттенок, означая «склонный потакать излишней чувствительности», «легко поддающийся наплыву эмоций».

Современные словари и справочники уже разводят понятия «чувство» (sentiment) и «чувствительность», «сентиментальщина» (sentimentality), противопоставляя их друг другу. Однако слово «сентиментализм» в английском языке, равно как и в других западноевропейских языках, куда оно пришло под влиянием успеха романов Стерна, так и не приобрело характера строго литературоведческого термина, который охватывал бы целое и внутренне единое художественное направление. У англоязычных исследователей до сих пор остаются в ходу главным образом такие понятия, как «сентиментальный роман», «сентиментальная драма» или «сентиментальная поэзия», тогда как французские и немецкие критики выделяют скорее «сентиментальность» (французское sentimentalite, немецкое sentimentalitat) как особую категорию, в той или иной мере присущую художественным произведениям самых различных эпох и направлений. Лишь в России, начиная с конца 19 века, предпринимались попытки осмыслить сентиментализм как целостное историко-литературное явление. Главной чертой сентиментализма все отечественные исследователи признают «культ чувства» (или «сердца»), которое в данной системе взглядов становится «мерилом добра и зла». Чаще всего появление этого культа в западной литературе 18 века объясняется, с одной стороны, реакцией на просветительский рационализм (при этом чувство прямо противопоставляется разуму), а с другой — реакцией на господствовавший ранее аристократический тип культуры. Тот факт, что сентиментализм как самостоятельное явление впервые возникает именно в Англии уже в конце 1720-х — начале 1730-х обычно связывают с общественными изменениями, наступившими в этой стране в 17 веке, когда в результате революции 1688-89 третье сословие стало самостоятельной и влиятельной силой. Одной из главных категорий, определяющих внимание сентименталистов к жизни человеческого сердца, все исследователи называют понятие «естественного», вообще очень важное для философии и литературы эпохи Просвещения. Это понятие объединяет внешний мир природы с внутренним миром человеческой души, которые, с точки зрения сентименталистов, созвучны и сущностно сопричастны друг другу. Отсюда проистекает, во-первых, особое внимание авторов этого направления к природе — ее внешнему облику и происходящим в ней процессам; во-вторых, напряженный интерес к эмоциональной сфере и переживаниям отдельного человека. При этом человек интересует авторов-сентименталистов не столько как носитель разумного волевого начала, сколько как средоточие лучших природных качеств, от рождения заложенных в его сердце. Герой сентименталистской литературы выступает как человек чувствующий, и поэтому психологический анализ авторов этого направления чаще всего основывается на субъективных излияниях героя.

Сентиментализм «нисходит» с высот величественных потрясений, разворачивающихся в аристократической среде, к будничному быту простых людей, ничем не примечательных, кроме силы своих переживаний. Возвышенное начало, столь излюбленное теоретиками классицизма, сменяется в сентиментализме категорией трогательного. Благодаря этому, отмечают исследователи, сентиментализма, как правило, культивирует сочувствие к ближнему, филантропизм, становится «школой человеколюбия», в противовес «холодно-рассудочному» классицизму и вообще «господству разума» на начальных этапах развития европейского Просвещения. Однако слишком прямое противопоставление разума и чувства, «философа» и «чувствительного человека», которое встречается в трудах ряда отечественных и зарубежных исследователей, неоправданно упрощает представление о сентиментализме. Зачастую при этом «разум» ассоциируется исключительно с просветительским классицизмом, а вся область «чувств» выпадает на долю сентиментализма. Но подобный подход, который основывается на другом весьма распространенном мнении — будто в основе своей сентиментальности целиком выводится из сенсуалистической философии Дж.Локка (1632-1704), — затемняет гораздо более тонкие взаимоотношения между «разумом» и «чувством» в 18 веке, а кроме того, не объясняет суть расхождения между сентиментализмом и таким самостоятельным художественным направлением этого столетия, как рококо. Наиболее дискуссионной проблемой изучения сентиментализма остается его отношение, с одной стороны, к другим эстетическим направлениям 18 века, а с другой, — к Просвещению в целом.

Предпосылки для возникновения сентиментализма

Предпосылки для возникновения сентиментализма содержались уже в самом новом способе мышления, отличавшем философов и литераторов 18 века и определившем весь строй и дух эпохи Просвещения. В этом мышлении чувствительность и рациональность не выступают и не существуют друг без друга: в противовес умозрительным рационалистическим системам 17 века, рационализм 18 века ограничен рамками человеческого опыта, т.е. рамками восприятия чувствующей души. Человек с присущим ему стремлением к счастью в этой, земной жизни, становится главным мерилом состоятельности любых воззрений. Рационалисты 18 века не просто критикуют те или иные недолжные, по их мнению, явления действительности, но и выдвигают образ действительности идеальной, способствующей человеческому счастью, и этот образ в конечном итоге оказывается подсказан не разумом, а чувством. Способность к критическому суждению и чувствительное сердце выступают двумя сторонами единого интеллектуального инструмента, который помогал литераторам 18 века вырабатывать новый взгляд на человека, отказавшегося от чувства первородного греха и пытавшегося обосновать свое существование, исходя из врожденного ему стремления к счастью. Различные эстетические направления 18 века, включая сентиментализм, пытались по-своему рисовать образ новой действительности. До тех пор, пока они оставались в рамках просветительской идеологии, им в равной мере были близки критические взгляды Локка, отрицавшего с позиций сенсуализма существование так называемых «врожденных идей». С этой точки зрения сентиментализм отличается от рококо или классицизма не столько «культом чувства» (потому что в данном специфическом понимании чувство играло не менее важную роль и в других эстетических течениях) или тенденцией изображать преимущественно представителей третьего сословия (вся литература эпохи Просвещения так или иначе интересовалась человеческой природой «вообще», оставляя за рамками вопросы сословных различий), сколько особыми представлениями о возможностях и путях достижения человеком счастья. Как и искусство рококо, сентиментализм исповедует чувство разочарования в «большой Истории», обращается к сфере частной, интимной жизни отдельного человека, придает ей «естественное» измерение. Но если рокайльная литература трактует «естественность» прежде всего как возможность выхода за пределы традиционно установленных нравственных норм и, таким образом, освещает в основном «скандальную», закулисную сторону жизни, снисходя к простительным слабостям человеческой натуры, то сентиментализм стремится к примирению естественного и нравственного начал, пытаясь представить добродетель не привнесенным, а врожденным свойством человеческого сердца. Поэтому сентименталистам был ближе не Локк с его решительным отрицанием всяких «врожденных идей», а его последователь А.Э.К.Шефтсбери (1671-1713), утверждавший, что нравственное начало заложено в самой природе человека и связано не разумом, а с особым моральным чувством, которое одно может указать путь к счастью. Поступать нравственно человека побуждает не осознание долга, а веление сердца. Счастье, следовательно, заключается не в тяге к чувственным наслаждениям, а в тяге к добродетели. Таким образом, «естественность» натуры человека трактуется у Шефтсбери, а вслед за ним и у сентименталистов, не как ее «скандальность», но как потребность и возможность добродетельного поведения, а сердце становится особым надындивидуальным органом чувств, соединяющим конкретного человека с общим гармоничным и нравственно-оправданным устройством мироздания.

Поэтика сентиментализма

Первые элементы поэтики сентиментализма проникают в английскую литературу конца 1720-х, когда особенно актуальным становится жанр описательно-дидактических поэм, посвященных трудам и досугам на фоне сельской природы (георгики). В поэме Дж.Томсона «Времена года» (1726-30) уже можно обнаружить вполне «сентименталистскую» идиллию, построенную на чувстве нравственного удовлетворения, возникающего от созерцания сельских пейзажей. Впоследствии подобные мотивы оказались развиты Э.Юнгом (1683-1765) и особенно Т.Греем, открывшим элегию как жанр, наиболее подходящий для возвышенных медитаций на фоне природы (наиболее знаменитое произведение «Элегия, написанная на сельском кладбище», 1751). Значительное влияние на становление сентиментализма оказало творчество С.Ричардсона, романы которого («Памела», 1740; «Кларисса», 1747-48; «История сэра Чарлза Грандиссона», 1754) не только впервые представили героев, во всем отвечавших духу сентиментализма, но и популяризовали особую жанровую форму эпистолярного романа, столь любимую впоследствии многими сентименталистами. К числу последних некоторые исследователи относят и главного оппонента Ричардсона Генри Филдинга, «комические эпопеи» которого («История приключения Джозефа Эндруса», 1742, и «История Тома Джонса, найденыша», 1749) во многом строятся на основании сентименталистских представлений о человеческой природе. Во второй половине 18 века тенденции сентиментализма в английской литературе крепнут, но теперь они все больше вступают в противоречие с собственно просветительским пафосом жизнестроительства, совершенствования мира и воспитания человека. Мир уже не кажется средоточием нравственной гармонии героям романов О.Голдсмита «Векфилдский священник» (1766) и Г.Макензи «Человек чувства» (1773). Романы Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена» (1760-67) и «Сентиментальное путешествие» являют собой образец едкой полемики с сенсуализмом Локка и многими расхожими взглядами английских просветителей. К числу поэтов, развивавших сентименталистские тенденции на фольклорном и псевдоисторическом материале, относятся шотландцы Р.Бёрнс (1759-96) и Дж.Макферсон (1736-96). К концу столетия английский сентиментализм, все более склоняясь в сторону «чувствительности», порывает с просветительской гармонией между чувством и разумом и порождает жанр так называемого готического романа (Х.Уолпол, А.Радклиф и др.), который некоторые исследователи соотносят с самостоятельным художественным течением — предромантизмом. Во Франции поэтика сентиментализма вступает в спор с рококо уже в творчестве Д.Дидро, испытавшего на себе влияние Ричардсона («Монахиня», 1760) и, отчасти, Стерна («Жакфаталист», 1773). Наиболее созвучны принципы сентиментализма оказались взглядам и вкусам Ж.Ж.Руссо, создавшего образцовый сентименталистский эпистолярный роман «Юлия, или Новая Элоиза» (1761). Однако уже в своей «Исповеди» (опубл. 1782-89) Руссо отходит от важного принципа сентименталистской поэтики — нормативности изображаемой личности, провозглашая самоценность своего единственного и неповторимого «я», взятого в индивидуальном своеобразии. В дальнейшем сентиментализм во Франции тесно смыкается со специфическим понятием «руссоизм». Проникнув в Германию, сентиментализм сначала оказал влияние на творчество Х.Ф.Геллерта (1715-69) и Ф.Г.Клопштока (1724-1803), а в 1870-е, после появления «Новой Элоизы» Руссо, породил радикальный вариант немецкого сентиментализма, получивший название движения «Бури и натиска», к которому принадлежали молодые И.В.Гёте и Ф.Шиллер. Роман Гёте «Страдания молодого Вертера» (1774) хоть и считается вершиной сентиментализма в Германии, на самом деле содержит скрытую полемику с идеалами штюрмерства и не сводится к воспеванию «чувствительной натуры» главного героя. Особое влияние творчества Стерна испытал на себе «последний сентименталист» Германии Жан Поль (1763-1825).

Сентиментализм в России

В России все наиболее значительные образцы западноевропейской сентименталистской литературы были переведены еще в 18 веке, оказав влияние на Ф.Эмина, Н.Львова, отчасти А.Радищева («Путешествие из Петербурга в Москву», 1790). Наивысшего расцвета русский сентиментализм достиг в творчестве Н.Карамзина («Письма русского путешественника», 1790; «Бедная Лиза», 1792; «Наталья, боярская дочь», 1792, и др.). Впоследствии к поэтике сентиментализма обращались А.Измайлов, В.Жуковский и др.

Слово сентиментализм произошло от английского sentimental, что в переводе означает — чувствительный; французского sentiment — чувство.

Похожие слова: