Поиск:

Скифы

«Скифы» это общественно-литературная группа, заявившая о себе двумя одноименными сборниками (1917 и 1918), политически тяготевшая к партии левых эсеров, но не формулировавшая никаких строгих предписаний для своих членов. В группу входили: А.Белый, C.А.Есенин, Н.А.Клюев, А.М.Ремизов, Е.И.Замятин, О.Д.Форш, М.М.Пришвин, П.В.Орешин, художник К.С.Петров-Водкин (автор художественного оформления сборников «Скифы» и марки одноименного книгоиздательства), писатели и деятели искусства и культуры, объединившиеся вокруг литературного критика и публициста Р.В.Иванова-Разумника. Создание группы относится к 1916, когда был в основном собран первый литературный сборник «Скифы», вышедший в 1917 после Февральской революции. Первое организационное «скифское» собрание состоялось в Петрограде на квартире прозаика и публициста С. Д.Мстиславского (см. об этом: Ремизов A.M. Взвихренная Русь), одного из редакторов (наряду с Ивановым-Разумником, Белым и А.И.Иванчиным-Писаревым) сборников «Скифы». В сборнике издания 1917 были опубликованы произведения Белого (главы из романа «Котик Летаев», стихи, статья «Жезл Аарона»), Есенина (поэмы «Марфа Посадница» и «Голубень»), а также В.Я.Брюсова, Клюева, Ремизова, Пришвина и др. Идеология «Скифов» базировалась на общественно-социологических построениях ее лидера Иванова-Разумника, который еще накануне первой мировой войны подошел к обоснованию идейно-максималистской позиции «скифства», своеобразного «почвенничества» с революционным уклоном, тесно связанного со взглядами А.И.Герцена, в т.ч. с его убеждением в невозможности приобрести духовную свободу без предшествующей ей политической и социальной революции. Общие контуры «скифства» были намечены Ивановым-Разумником в статье «Человек и культура (Дорожные мысли и впечатления)» (Заветы. 1912. No 6. Подпись: Скиф), в которой противопоставлялись понятия подлинной культуры и буржуазной цивилизации.

Своеобразным манифестом группы стало пронизанное романтическими революционными настроениями введение к первому сборнику «Скифы», написанное Мстиславским (глава первая) и Ивановым-Разумником (глава вторая), где уделом «мятущихся духовных скифов» провозглашалась «неудовлетворенность и непримиримость», а «проповеди тихого, умеренного приятия жизни, тихого, размеренного житейского горения» противопоставлялась «вечная революционность» исканий «непримиренного и непримиримого духа», «благоразумию» — «святое безумие». Главным врагом «Скифы» объявлялся «всесветный», «интернациональный», «вечный» «Мещанин», «бескрылый и серый», который «рядится в одежды Эллина, чтобы бороться со Скифом, но презирает обоих». Именно «Мещанин», «поклоняясь духу Компромисса», по мнению идеологов «скифства», «губит искусство — в эстетстве, науку — в схоластике, жизнь — в прозябании, революцию — в мелком реформаторстве». В разной степени «скифское» мироощущение Иванова-Разумника разделяли Белый, Блок, который, как отмечал в своих воспоминаниях Иванов-Разумник, только из-за отсутствия в Петрограде не примкнул к «Скифам» в 1916 (Иванов-Разумник. Вершины: Александр Блок. Андрей Белый, 1923), а также Есенин, Клюев, Ремизов и другие авторы сборников. «Скифская» идея, оказавшаяся близкой и символизму Блока и Белого, и мифотворчеству Ремизова, Есенина и Клюева, и «жизнетворчеству» Пришвина, и даже «беспочвенничеству» Л.Шестова, проявилась прежде всего в апологии русской стихии, духовного бунта как основы индивидуально-всеобщего творчества. Все «скифы» были едины во мнении, что революция — это начало нового мира, начало Царствия Божьего на земле, а духовный максимализм, катастрофизм и динамизм «скифства», соединившись с достижениями русской революции, должны открыть новый путь к «настоящему освобождению человечества, которое не удалось христианству».

Исследователи выделяют три периода в деятельности группы: первый, охватывающий подготовку к печати и публикацию сборников «Скифы» (1916-18); второй—сотрудничество с левоэсеровскими газетой «Знамя труда» и журналом «Наш путь» (1918-19); третий—участие членов группы в работе Вольной философской ассоциации (1919-24). Своеобразным продолжением «скифского» движения стали деятельность берлинского издательства «Скифы» (1920-25), а также направление русской эмигрантской мысли 1920-30-х «Евразийство». «Скифы» оказались в числе немногих, принявших Октябрьскую революцию, которую они восприняли в духе восточной стихии и «крестьянского социализма» с анархо-утопической окраской. Тем более, что политическая и общественная революция, по мнению «Скифов», должна была быть только шагом на пути к настоящей «скифской» духовной революции. В 1918 Иванов-Разумник являлся заведующим литературным отделом левоэсеровской газеты «Знамя труда» и редактором литературного отдела журнала «Наш путь». Здесь при его ближайшем содействии увидели свет главные «скифские» произведения Блока (поэма «Двенадцать», стихотворение «Скифы», статья «Интеллигенция и революция»), историческая концепция которого была основана на осознании всеобщего неблагополучия и убеждении в неизбежности катастрофического разрешения трагических противоречий, на ожидании стихийных очистительных перемен. Однако общественно-политическая позиция «Скифов», их культурное сотрудничество с силами, победившими в революции, все более нуждались в морально-философском оправдании выбора. Так, на страницах второго сборника «Скифы» (1918, вышел в конце 1917) центральное место занимала полемика Иванова-Разумника с опубликованным там же «Словом о погибели Русской земли» Ремизова. И если для Ремизова не существовало никакой высшей цели, способной оправдать царившее братоубийство, то Иванов-Разумник, сравнивая победу Октября с приходом благой вести, в статье «Две России» толковал неприятие революции как проявление душевной слабости, что стало важным мотивом «скифской» публицистики. Со временем же почти все «скифы» отошли от морального релятивизма. Белый уже в статье 1921 «Так говорит правда» прямо призывал к возврату к традиционным этическим ценностям.


Похожие слова: