Поиск:

Спор о «древних» и «новых»


Спор о «древних» и «новых» это многоступенчатая литературно-эстетическая дискуссия, развернувшаяся во Франции в конце 17 — начале 18 века. Ее началом считают 27 января 1687, когда Шарль Перро выступил на заседании Французской академии и зачитал свою поэму «Век Людовика Великого». Истоки дискуссии следует искать во Франции 16 веке, в «Защите и прославлении французского языка» (1549) Ж.Дю Белле, а также и в итальянской литературе начала Сейченто («Различные мысли», 1608-20, А.Тассони). Во второй половине 17 века дискуссия начиналась со спора о «христианских чудесах», развернувшегося в 1653-74; его участники — Ж.Скюдери, Ж.Шаплен и особенно Демаре де Сен-Сорлен (автор поэмы «Хлодвиг», 1657, весьма резко критиковавший Гомера и Вергилия). Приверженцы «новых» утверждали необходимость отказаться от приоритетной роли латинского языка, подшучивали над ренессансными гуманистами, утверждали приоритет светского знания. Демаре полагал, во многом вслед за Т.Тассо, что в эпопее уместны именно христианские, а не языческие чудеса. В защиту «древних», т.е. непререкаемости античных авторитетов, а также с утверждением о кощунственности христианских чудес выступали Н.Буало и Р.Рапен. Вторая часть Спора— дискуссия о надписях, развернувшаяся в 1676-77. Речь шла о том, следует ли продолжать украшать памятники латинскими надписями или можно перейти на французский язык. Победа была за «новыми», чью позицию выразил академик Франсуа Шарпантье.

Третий — и наиболее громкий — акт дискуссии как раз и открыло выступление Перро, восхвалявшего современность и прогресс, особенно в науке. Для Перро век Людовика был ознаменован ничуть не меньшим расцветом науки и техники (а следовательно, по его логике, и словесности), чем античность. Поэма «Век Людовика Великого» явилась эйфорическим славословием «новым». Разгневанный Буало покинул зал во время выступления Перро; развернулась настоящая война язвительнейших эпиграмм. В поддержку «новых» выступил поэт и философ, чья апология венчает «Век Людовика Великого» — Б.Фонтенель («Свободное рассуждение о древних и новых», 1688), в качестве дополнительного аргумента осудившей языческие суеверия. В ответ на это приверженец «древних» Ж.Лабрюйер выступил с «Характерами» (1688), где (особенно в первой главе) утверждались неизменные константы человеческой личности. В пространных «Параллелях между древними и новыми в вопросах искусства и наук» (1688-97, пять диалогов между Председателем судебной палаты, Аббатом, выражающим позицию автора, и Шевалье) Перро укрепил свою аргументацию, поставил под сомнение принцип подражания в искусстве и четко обозначил свою антиавторитарную, рационалистическую позицию. Сопоставление охватывает архитектуру, скульптуру, живопись, красноречие, поэзию и науку. Симпатизировавшие «древним» Ж.Лафонтен и Ж.Расин фактически устранились от спора, Буало же в «Критических размышлениях о некоторых местах из сочинений Лонгина» (1694) попытался опровергнуть Перро. И хотя вскоре этих крупных писателей примирили, каждый остался при своем.

Четвертым актом (1713-14) дискуссии можно считать спор о Гомере, развернувшийся уже после кончины основных участников третьего Спора. Эллинистка Анн Дасье осуществила новый, приближенный к первоисточнику перевод «Илиады»; плохо знавший греческий язык поэт Удар де Ла Мот составил на его основе собственный — сокращенный более чем наполовину вариант поэмы Гомера, осовременив мысли и переживания героев в соответствии с классицистическими представлениями. Честь, благородство, деликатность чувств — вот что вышло на первый план в версии Удара де Ла Мота. В программном предисловии к переводу он критикует непоследовательность характеров, незапланированный комизм отдельных ситуаций и стилистические огрехи «Илиады». Дасье ответила Удару де Ла Моту резко критическим трактатом «О причинах испорченности вкуса» (1715), но тот не остался в долгу и, по словам Вольтера, «ответил гже Дасье отменно». Ф.Фенелон в «Письме о занятиях Французской академии» (1714) занял компромиссную позицию: греческая поэзия выше французской, но можно превзойти античных авторов, прилежно усвоив их достижения. В дальнейшем дискуссия перешла на уровень массового сознания — о «древних» и «новых» спорили на страницах газет, в кафе, салонах и пр. В 1716 стараниями друзей состоялось примирение Дасье с Ударом де Ла Мотом, и спор был формально закончен. На самом деле «новые» одержали верх не в последнюю очередь потому, что шло время и массовый художественный вкус уже был на их стороне. В социальном плане группа «новых» была достаточно пестрой, однако доминировали в ней приверженцы абсолютизма; среди «древних» было немало ученых-педантов, аристократов старого закала, высших судейских чиновников (таков Председатель в «Параллелях...» Перро). «Спор...» подчас переходил в склоку, что не украсило ни одну из спорящих сторон, но это не умаляет его значения для французской культуры: утверждение и даже абсолютизация рационализма и представления о неуклонном прогрессе искусств; акцент на познании политических, этических, религиозных аспектов современной цивилизации; осознание приоритетной роли национальной литературы; возрастающая роль женщин в культурной эволюции — все эти феномены, характерные для культуры Просвещения, в той или иной степени с ним связаны.

Похожие слова: