Поиск:

Сюжет и фабула

Сюжет и фабула это изображенные события и способ сообщения о них в эпических, драматических, а отчасти и лирических произведениях. В «Поэтике» Аристотеля «подражание» действию называется, соответственно источникам того, что представляется в трагедии, словом «миф». На латынь его перевели как fabula, в современном русском переводе М.Л.Гаспарова нейтрально — «сказание». Это не только источник, но и само художественное действие, которому античный теоретик придавал более важное значение, чем характерам: «Без действия трагедия невозможна, а без характеров возможна: трагедии очень многих новейших поэтов — без характеров... Стало быть, начало и как бы душа трагедии — именно сказание, и только во вторую очередь — характеры». Ренессансные и раннеклассицистические последователи Аристотеля и других античных авторитетов пользовались словом «фабула», без соотнесения с каким-либо парным ему. Л.Кастельветро, преодолевая подражания авторитетам, в трактате «Поэтика» Аристотеля, изложенная на народном языке и истолкованная» (1570) оспоривает распространенное со времен римских риторик мнение, опирающееся на примеры Гомера и Вергилия, будто «порядок поэтического повествования должен отличаться от порядка повествования исторического»: если второе идет естественным порядком, то первое «отправляется от середины или конца, дабы затем, воспользовавшись случаем, вернуться в отступлениях к событиям, случившимся в начале и в середине» (Литературные манифесты западноевропейских классицистов, 1980). Но Кастельветро вполне догматически устанавливает для трагедии и комедии «надлежащую величину фабулы», не превышающую 12 часов. Очевидно, что речь идет о художественном времени, а не времени театрального представления. Деятели французского классицизма и Просвещения (П.Корнель, Д.Дидро и др.) стали пользоваться словом «Сюжет», которым обозначали заимствованные из прошлого «истории», подлежащие обработке драматурга. Позднее значение слова расширилось, но в русском языке осталось более узким, чем значение буквально соответствующего ему слова «предмет». Не могло не схематизировать понятие сюжет сравнитепъно-историческое литературоведение, искавшее общее в словесности всех стран и народов (А.Н.Веселовский, отождествлявший сюжет с темой, определил его сложную схему, состоящую из мотивов). А.А.Потебня придал ему значение психологической абстракции — результата отвлечения от конкретного содержания произведения повторяемых форм человеческих отношений и переживаний.

Фабула в теории литературы

Слово «фабула» в теории литературы, как правило, оставалось латинским названием басни. Но Ф.М.Достоевский, А.П.Чехов уже применяют его к современной литературе в значении развивающейся цепочки событий. Слова «сюжет должен быть нов, а фабула может отсутствовать» (Чехов А.П. Поли. собрание сочинений и писем: В 30 томах. Письма, 1976. Том 3) означают требование оригинальности замысла и признание необязательности интриги, специальной организации изобретаемых происшествий. В 1910-20-е литературоведы-формалисты В.Б.Шкловский, Ю.Н.Тынянов, Б.В.Томашевский терминологически закрепили такое понимание фабулы и по сути отвергли ее художественную значимость: для них она была носителем «материала», который «снимается» формой, а именно сюжетом. Для формалистов он не абстракция, но, напротив, художественная конкретизация, полноценное воплощение фабулы, допускающее и перестановку событий во времени. В 1928 М.М.Бахтин (П.Н.Медведев) не согласился с противопоставлением фабулы и сюжета, назвал их «в сущности единым конструктивным элементом произведения. Как фабула этот элемент определяется в направлении к полюсу тематического единства завершаемой реальности, как сюжет, в направлении к полюсу завершающей реальной действительности произведения» (Медведев П.Н. Формальный метод в литературоведении, 1993). Л.И.Тимофеев счел понятие фабулы излишним. В теорию литературы Г.Н.Поспелова понятия сюжета и фабулы вошли в соответствии с этимологией слов, в обратном предложенному формалистами соотношении: сюжет как нечто отраженное был включен в состав «предметной детализации», фабула означает манипуляции с ним в эпическом повествовании или драме. Обе трактовки соотношения сюжета и фабулы представлены в современном литературоведении; вторая иногда определяется как преобладающая (Хализев В.Е. Теория литературы, 1999).

Сюжет как последовательность изображенных событий «объективен»: время в нем линейно, пространство цельно, не дискретно (если он не фантастичен), события происходят независимо от того, кто из персонажей их видит и каким языком мог бы о них рассказать. Автор же или повествователь свободен в форме изложения сюжета, т.е. в фабуле, независимо от его фантастичности или правдоподобия. В таком случае фабула есть организация повествования и драматического действия, которая никогда не может совпадать с сюжетом, будучи формой его воплощения, в большинстве случаев весьма вариативной. Сюжет кончается развязкой (смерть Печорина в середине текста романа), фабула — финалом (подвиг здравствующего Печорина в «Фаталисте»). Сюжет подразделяются на концентрические, в которых присутствует причинно-следственная связь событий, как в «Евгении Онегине» (смерть дяди Евгения и его приезд в деревню, знакомство с Ленским, а через него с Лариными), и на более свободные хроникальные, где более или менее выдержана лишь последовательность событий во времени, хотя и в них возможны перестановки (биография Чичикова в последней главе первого тома «Мертвых душ», 1842). Сюжет можно назвать комплексным художественным образом — образом события или цепи событий. Обычно к внесюжетным элементам образного мира относят пролог, различные отступления (лирические, как в «Мертвых душах», публицистические и философские, как в «Войне и мире», вставные новеллы типа гоголевской «Повести о капитане Копейкине» в «Мертвых душах»; в них свои сюжеты), эпилог или заключение, иногда — экспозицию. Есть произведения с несколькими сюжетными линиями, более или менее взаимозависимыми, и даже с несколькими сюжетами (древнерусская «Повесть о Петре и Февронии», 15 век; «Герой нашего времени», 1839-40, М.Ю.Лермонтова, где, однако, сюжеты пяти повестей создают и единый сюжет — историю жизни Печорина; «Старуха Изергиль», 1895, М.Горького). В полной мере сюжетны лишь эпос и драма. В лирике сюжет встречается, но играет служебную роль, часто оказываясь иносказанием («Утес», 1841, Лермонтова); в других случаях событийный план делает произведение лироэпическим (лермонтовская баллада «Воздушный корабль», 1840).
Слово сюжет произошло от французского sujet, что в переводе означает — предмет. Слово фабула произошло от латинского fabula, что в переводе означает— рассказ, повествование.


Похожие слова:

  • Реалия Реалия это предмет, явление, понятие (в том […]
  • Дискурс Дискурс это многозначное понятие, введенное […]
  • Холиямб Холиямб, или скадзон, в метрическом […]
  • Дольник Дольник, паузник это русский стихотворный […]
  • Кённинг Кённинг это характерный элемент фразеологии […]
  • Акмеизм Акмеизм это одно из модернистских […]
  • Реализм Реализм это один из основных […]
  • Дендизм Дендизм это культурное и эстетическое явление […]
  • Строфа Строфа это в стихосложении группа стихов, […]
  • Пастиш Пастиш это термин постмодернизма, редуцированная […]
  • Хиатус Хиатус, гиатус это зияние, в стихе — […]
  • Децима Децима это в испанской поэзии: 10-стишие с […]