Поиск:

Трагическое

Трагическое это эстетическая категория, обязанная своим названием жанру трагедии, но относящаяся не только к нему; возникает как выражение позитивно неразрешимого конфликта, влекущего за собой гибель либо тяжелые страдания достойных, заслуживающих глубокого сочувствия людей. Будучи эстетическим, трагическое переживание зрителя или читателя разрешается катарсисом — очищением, что, по мнению Аристотеля, способствует воспитанию высоких гражданских и человеческих чувств. В его «Поэтике» трагедия предполагает «перелом от несчастья к счастью или от счастья к несчастью». Трагическое не обязательно предполагает смерть главного героя, однако безысходные страдания для него неизбежны. Аристотель видел источник трагического в ошибке героя, совершающего преступление по незнанию, хотя практика античной трагедии была шире. Г.В.Ф.Гегель трансформировал аристотелевское понятие ошибки в концепцию трагической вины. Практика мировой литературы доказывает, что источником трагического может быть и ошибка, и вина героя, но такие, которые оборачиваются в итоге против него самого (Макбет у У.Шекспира, Борис Годунов у А.С.Пушкина); непримиримые противоречия в сознании героя (многие герои Ф.М.Достоевского, романы которого Вяч.Иванов назвал «романами-трагедиями»), иногда усиливаемые безвыходной ситуацией, а также всякого рода непреодолимые внешние обстоятельства. Возможна общая трагическая тональность произведения, особенно в лирике, отчасти в лиро-эпике (например, в стихах Н.А.Некрасова о крестьянстве), и трагическая картина мира в целом: в «Старшей Эдде» (13 век) с ее мотивом гибели богов (новое возникновение жизни после сжигающего все пожара — позднейшая концовка); у многих романтиков и модернистов (в поэме А.А.Блока «Соловьиный сад», 1915, нет ни трагического конфликта, ни трагической развязки, ни даже трагической тональности на протяжении действия, но недостаточность разных сфер жизни и невозможность их объединить выражают глубоко трагическое мироотношение), у экзистенциалистов. По Аристотелю, трагический герой принадлежит к числу не лучших и не худших людей. Но в веках утвердилось представление о нем как о высоком герое.

В трагедиях действовали персонажи мифов, легенд, исторических преданий, принадлежавшие к социальным верхам. Персонажи Ж.Расина уже были осмыслены как люди более или менее обыкновенные, подобные всем. Однако в нормативной классицистической теории Н.Буало подчеркивался именно высокий характер трагического, закреплявшегося за жанром трагедии; ее героями признавались только короли, военачальники, представители знати, чья жизнь неотрывна от судьбы нации и государства. «Нас должен волновать и трогать ваш герой. От недостойных чувств пусть будет он свободен И даже в слабостях могуч и благороден» («Поэтическое искусство», 1674). В 18 веке многое в теории трагического было пересмотрено. Вольтер считал преимуществом своей трагедии «Гебры, или Нетерпимость» (1769) то, что герои ее — люди простого звания. За ним последовал Д.Дидро, в качестве предмета трагедии допускавший «домашние несчастья». Трагическое для него это ужасные бедствия людей, стремящихся к большой цели и отказывающихся ради этого от всего личного. Г.Э.Лессинг в «Гамбургской драматургии» (1767-69) утверждал в качестве трагических героев обыкновенных, но высоконравственных людей, страдающих ради своей высокой цели. Для Ф.Шиллера (статья «О трагическом искусстве», 1792) основа трагического — конфликт чувственной и нравственной (свободной) природы человека; для Ф.Шеллинга — диалектика свободы и необходимости, борьба героя с роком и искупление предопределенной судьбой вины, утверждение своей свободной воли ценой жизни. Гегель обобщил многие теории трагического и связал его с субстанциальным, необходимым. Трагические герои — носители субстанциальных сил, закономерностей бытия, вступающие в коллизии с другими столь же правомерными силами. Их вина оказывается следствием их нравственной позиции. А.Шопенгауэр утверждал пессимистическую мысль о трагическом как саморазвертывании неразумной, слепой воли, ведущей к гибели праведника, торжеству злодея, что побуждает отречься от воли к жизни, разлюбить ее. По Ф.Ницше, трагедию порождает борьба аполлонического и дионисийского начал, трагическое есть воплощение в искусстве иррационального, хаотического, опьяняющего. С отчаянием человека связывал трагический конфликт С.Кьеркегор. Напротив, основоположники марксизма делали акцент на социально-историческом, преходящем аспекте трагического. В советской литературе соответствующее миропонимание породило концепцию «оптимистической трагедии» (название пьесы В.В.Вишневского, 1933).

Трагическое в русской классической литературе

Русская классическая литература 19 века давала почву для другого, во многом совершенно нового понимания трагического. Прежде всего необязательным становился традиционный трагический герой. Гибель Евгения в «Медном всаднике» (1833) Пушкина, не имеющего высокой цели и довольствующегося самым скромным идеалом, внешне случайна, а по существу закономерна и трагична. А.Н.Островский, не решившись назвать трагедией «Грозу» (1859), все же придал своей героине, темной купчихе с неукротимой жаждой любви и свободы, черты высокой трагической героини. Русская интеллигенция 19 века сделала народ в целом своим коллективным трагическим героем — традиция, в советское время парадоксально заостренная А.П.Платоновым. К трагическому иногда приближается драматическое как ослабленное трагическое: конфликт и его развитие отличаются значительным напряжением, но все же не так остры, развязка обычно более благополучна. Однако В.Ф.Ходасевич, говоря о драме и трагедии, тонко подметил не количественное, а качественное их различие — отсутствие в драме катарсиса: «Драма ужаснее трагедии, потому что застывает на ужасе» («Об Анненском», 1921). Драматическое содержание присуще ряду лучших произведений русской литературы, включая «Мастера и Маргариту» (1929-40) М.А.Булгакова.


Похожие слова: