Поиск:

Тюркская поэтика

Самые ранние памятники тюркской литературы — это произведения, написанные тюркским руническим письмом. Они связаны с культурной жизнью нескольких государств: Тюркского каганата, который возник в середине 6 века на территории Северной Монголии и затем в начале 7 века распался на Западнотюркский и Восточнотюркский каганаты; именно в последнем в первой трети 8 века появились так называемые орхонские сочинения — надписи на погребальных стелах, в которых в стихотворной форме изображаются исторические события в жанре историко-героических поэм, возникших под влиянием героического эпоса. Другая группа рунических текстов — енисейские эпитафии — связана с военно-политическим объединением енисейских кыргызов (по китайским источникам — государством Хягас, определяемым некоторыми историками как древнехакасское государство). По жанру — это эпитафийная лирика, датируется не ранее 7 веком и не позднее 11-12 веков. Существуют веские доказательства, что древнетюркские стихи назывались термином ыр / йыр, что значит «песня», «стихотворение».

Древнеуйгурские стихи назывались словом кошуг — «стихотворение», «поэма». Этот термин в таком и фонетически измененном виде сохранился, особенно в фольклоре, до настоящего времени. Другим самобытно тюркским термином является тагшут (такшут) — «стихи». Термин тагшут употреблялся в парном сочетании со словам «шлок» в значении «стихи», «поэзия». Кроме упомянутого термина, в стихах манихейского содержания употреблялся термин кюг / кюк, что означало «стихи», «стихотворение», «песня», возможно, «гимн». Предполагается, что кюг имел музыкальное сопровождение. В манихейских текстах встречается также термин башык — «гимн», «песня». В стихах буддийского содержания употреблялся термин падак (padaka) — стих. Этот термин встречается сравнительно редко, скорее в значении стихотворной строки. Также редко встречается термин кави (kavya) в значении «поэма», «эпос». Однако считается, что этот термин не обозначает жанр, а, по-видимому, указывает на определенный стиль изложения.

Новый период в тюркской поэтике

Новый период в развитии тюркоязычной литературы и поэтики начинается после образования в 10 веке на территории Восточного Туркестана, в Семиречье и Южном Притянынанье, тюркского государства под властью династии Караханидов (927-1212), принятия ислама (процесс, начавшийся у тюркских народов в 10 веке и затянувшийся на многие века) и завоевания тюрками Средней Азии, где в то время уже процветала литература на персидском языке. Под воздействием арабской и персидской литератур формировался новый литературный язык — тюрки — путем заимствования большого количества слов из арабского и персидского языков, особенно в поэзии.

В 11 веке в эпоху расцвета государства Караханидов появилось первое тюркоязычное сочинение — дидактическая поэма, написанная метром аруза (квантитативное стихосложение) мутакарибом в форме месневи (маснави)с большим включением четверостиший типа рубай, три заключительные главы написаны как касыды. Таким образом, первое в истории классической тюркоязычной поэзии произведение включало несколько жанров арабской и персидской литератур, которые в дальнейшем у тюрков получили самостоятельное развитие и обособились в отдельные жанры. С этого времени началось создание классической литературы, достигшей наивысшего расцвета в Средней Азии в эпоху Тимуридов, в Малой Азии в Османской империи, пройдя закономерный этап становления в золотоордынском государственном объединении и при дворах малоазиатских правителей. Эта литература создавалась на двух очень близких друг другу вариантах тюркского литературного языка: среднеазиатском тюрки (среднеазиатско-тюркский литературный язык средневековья, или чагатайский язык, впоследствии названный староузбекским) и малоазиатском тюрки (османский или старотурецкий язык), имевших в зависимости от территории распространения небольшие татарские, туркменские и азербайджанские диалектные расхождения.

Классическая тюркоязычная поэзия создавалась на основе арабо-персидской поэтики, включавшей систему стихосложения — аруз, теорию рифмы и теорию поэтических фигур. Однако с течением времени выработался тюркский вариант аруза, базировавшийся не только на канонических правилах, но и на реальной практике приспособления тюркского языка, не имевшего фонологического различения долгих и кратких гласных, к квантитативным метрам аруза. В результате древнетюркское тонико-темпоральное стихосложение, при котором ритмические части разносложных строк уравнивались временем их произнесения, заменилось системой квантитативных метров со строго регламентированным чередованием долгих (в заимствованных арабских и персидских словах или условно долгих в тюркских словах) и кратких слогов.

Жанровая система классической тюркоязычной литературы была одинакова на всем обширном пространстве от Средней до Малой Азии и почти идентична тем системам, которые имелись в арабской и персидской литературах. Следует сказать, что ко времени расцвета тюркоязычной литературы середина 15 — первая треть 16 века в Средней Азии и 16 века в Турции эти жанровые формы так же, как и весь аруз, не воспринимались как нечто чужеродное, классическая литература развивалась именно в этих жанровых формах, где учитывалось содержание (тема произведения), тип рифмы и количество бейтов (бейт — единица стиха, состоит из двух мисра — полустиший). Эпический жанр — месневи (маснави), рифмуются полустишия: аа, bb,cc и т.д. в любом произвольном объеме. Все остальные жанры — лирические: газель, рифмуются полустишия: аа, Ьа, са и т.д., небольшое количество бейтов, содержание любовно-лирическое, часто с суфийским подтекстом; касыда — рифма как в газели, но значительно большее число бейтов, содержит или мадх — восхваление (панегирическая касыда), или хаджв — поношение (сатирическая касыда), существует также так называемая философская касыда; кыта, тип рифмы: ab, cb, db и т.д., небольшое количество бейтов, часто два, что в европеизированных изданиях воспроизводится как четверостишие: abcb, тематически довольно свободно; рубай, тип рифмы преимущественно: aaba, редко — аааа (называется рубаитаране), рубай обязательно пишется метром х азаджи содержит всегда только два бейта, посвящено главным образом любовной лирике, но могут быть и другие темы; фард, один бейт, полустишия или рифмуются: аа или нет: ab, темы самые разные — красота возлюбленной, переживания любви, горести разлуки, смысл жизни, описания природы в связи с любовными переживаниями. Классическая тюркоязычная поэзия создала свой собственный жанр, которого не было ни в арабской, ни в персидской литературах. Это — туюг, который содержал только два бейта, рифмовался как рубай (aaba, аааа) или как кыта (abcb), но писался всегда метром рамаль ив рифмующихся словах обязательно употреблялась поэтическая фигура — таджнис (слова-омонимы). Все перечисленные типы рифм образуют нестрофические формы стиха. К нестрофическим формам относится и такая сложная конструкция, как мустезад (мустазод); обычно сочинялся одной из модификаций метра хазадж, тип рифмы как в газели: аа, Ьа, са, и т.д., но в конце каждого полустишия добавлялись еще две стопы того же метра с собственной рифмой тоже типа рифмы газели: adad bead cgad и т.д. Рубай и ту юг можно считать строфами как твердые формы стиха.

Строфическими формами являются все виды мусаммата: мурабба (рифмуются полустишия: аааа, aaab, cccb, dddb и т.д.), мухаммас (ааааа, aaaab, ccccb, ddddb и т.д.), мусаддас (аааааа, aaaaab, cccccb и т.д.), т.е. в построении формы участвуют 4 полустишия, 5 полустиший, 6 полустиший — это наиболее употребительные формы, но могло быть 7 полустиший — мусабба, 8-полустиший — мусамман, 9-полустиший — мутасс а, 10 полустиший — муашшар. Такие стихи писались на известные газели, к каждому бейту газели сочинялись дополнительные полустишия. Строфической формой является тарджибанд — цепь газелей, объединенных общим рефреном, состоящим из одного бейта, который повторяется после каждой газели, бейт рефрена должен был иметь органическую смысловую связь с каждой газелью. Первая газель: аа, Ьа, са и так до конца, затем следует рефрен: dd, затем идет вторая газель со своей рифмой и после нее рефрен: dd затем третья газель и рефрен. Эта форма использовалась в произведениях с суфийской тематикой. Вариантом этой формы является таркиббанд, тоже представлявший собой цепь газелей, но после каждой из них следовал новый бейт. Первая газель: аа, Ьа, са и т.д., затем новый бейт: dd, потом вторая газель со своей рифмой, после нее другой новый бейт: ее и так до конца произведения.

Существовали и пользовались большой популярностью так называемые прикладные формы. Например, лугз — тип шарады, в которой содержалось описание признаков какого-либо предмета, но сам он не назывался. Мувашшах — вид акростиха, где некоторые отмеченные буквы образуют или отдельные слова или целые строки — как поэтические, так и прозаические. Муамма — загадка, содержит намеки не на признаки загаданного персонажа, а на буквы в его имени. Этой формой увлекались многие поэты-классики: Джами, Физули, Навои. Тарих — в стихотворной форме зашифровывалась какая-нибудь дата. Муназире (муназора) представляло собой касыду или другую форму, где содержалось состязание, спор двух соперников: лук и стрела, зима и лето и др.

С 16 века получили большое распространение фигурные стихи. Например, «квадратные стихи» — мурабба. Стихотворение вписывалось в квадрат, и его можно было читать в любом направлении: справа налево, т.е. обычно, но также слева направо и сверху вниз, смысл не изменялся. Мудаввар — стихотворение, заключенное в круг, разбитый на сегменты, такие стихи можно было читать, начиная с любого сегмента. Муаккад — стихотворение в виде пяти и шестиконечной звезды. Мушадджар — стихи в виде дерева. Существовала практика написания стихотворений на двух языках, такая форма называлась муламма или ширу шакар (букв, молоко и сахар), если стихи писались на трех языках, это называлось шахду ширу шакар (в буквальном переводе: мед, молоко и сахар).

В поэтике предусматривались и правила создания прозы — наср, которая могла быть трех видов: наср-и мурадджаз — соблюдался какой-нибудь метр, но не было рифмы, наср-и мусадджа — рифмованная проза, но без метра, наср-и ари — свободная проза. Прозаические сочинения назывались наме — «сочинение», «книга», но это слово означает также «послание», «письмо», поэтому оно иногда входит составной частью и в обозначения поэтических произведений, например, сакинаме (вакхическое-стихотворение). Нужно сказать, что в практике чагатайской поэзии форма произведения могла быть важнее его содержания. Так, хотя термином месневи назывались поэмы, т.е. эпический жанр, автор мог написать лирическое стихотворение и назвать его месневи на основании употребленной в нем системы рифм. Иногда наоборот, именно содержание было главным. Так, жанр марсия — плач, причитания по усопшему мог создаваться в форме газели, касыды, мухаммаса, мусаддаса, тарджибанда и таркиббанда.

В тюркоязычных сочинениях о поэтике «Мизан алавзан» Навои (1441—1501) и в «Трактате об арузе» Бабура (1483-1530) указан ряд поэтических форм, которые были присущи только тюркоязычной поэзии. Одна из них — туюг была развитым литературным жанром, другие находились на грани между фольклором и литературой. Это тюрки, которая сочинялась одной из модификаций метра рамаль; кошук был двух видов: один сочинялся вариантом метра мадид, другой — вариантом рамаля; чинге сочинялся вариантом метра мунсарих; мухаббатнаме — одним из видов метра хазадж; арзвари (арзувари) был двух видов: один сочинялся вариантом метра хазадж, другой вариантом рамаля. В трактате Бабура форма чинге названа оленг и указана еще одна форма, которой нет у Навои — тархан и, сочинявшаяся метром раджаз. Некоторые из этих форм оба автора называют песнями. Например, арзвари, согласно Навои, песня иракских туркмен, а чинге (оленг) — песня, которую исполняли на свадьбах. Некоторые современные исследователи считают, что эта форма была распространена в средневековье среди тюрков, говоривших на азербайджанском диалекте тюрков-огузов.

Метры аруза использовалить также в произведениях ашугов (ашык — букв, влюбленный, народный поэт-музыкант) в Турции. Одна из таких форм, известная в ашугской поэзии, начиная с 16 века, называлась диван, ее сочиняли вариантом метра рамаль и пели на собственную мелодию, она состояла из строф типа классической формы мурабба иногда с рефреном после каждой строфы. В дальнейшем система рифм могла быть в ней, как в мухаммасе и мусаддасе. Другой поэтической формой народной ашугской поэзии была семаи, сочинявшаяся метром хазадж и тоже исполнявшаяся на собственную мелодию. Существовала также форма аяклы семаи (удлиненная семаи), которая рифмовалась как газель и соответствовала структуре формы мустезад классической поэзии. Другие формы сочинялись: селис — вариантом метра рамаль (отличным от формы диван), календари — вариантом метра хазадж, обе формы имели рифмовку мурабба, мухаммас, мусаддас и были популярны вплоть до 19 века. Аяклы календари (удлиненная календари) также имела вид классического мустезада, но исполнялась на другую мелодию. Форма шатранч сочинялась одним из вариантов метра раджаз, тоже исполнялась на собственную мелодию, рифмовалась как мурабба, только первых два бейта имели рифму: abab.

Кроме стихотворных размеров, приспособленных к метрам аруза, в ашугской поэзии существовали и силлабическими стихи — хедже — с характерной для тюркской поэзии двух и трехчастной структурой строки. Это были преимущественно 7-8-сложник и 11-сложник, хотя встречаются и строки большего объема, например, 14-сложные. Ашугские силлабические стихи называются кошматюркю (азербайджанское гошма, туркмен, гошгы), система рифм как в мурабба, но первая строфа или с рифмой, как в кыта (abcb), или с перекрестной рифмой (abab), вторая строфа: dddb и т.д. Форма кошма имеет строкурефрен: abcbd или ababd (первая сторфа), eeebd (вторя строфа), gggbd (третья строфа) и т.д. Количество строк в рефрене может быть увеличено. Тогда добавляются, повторяясь в каждой строфе, дополнительные строки, имеющие собственную pифмoвкy: abcbdd, eeebdd и т.д. Усложненную форму образует зинджирлеме кошма (кошма, соединенная цепочкой), где первая строка каждой новой строфы начинается повторением последнего слова последней строки предыдущей строфы. Таким образом, силлибические стихи ашугской поэзии — это преимущественно строфические формы, хотя в некоторых стихах может употребляться и рифма газели. Стихотворения обычно содержат небольшое количество строф (3, редко 10). Самая короткая форма — баяты — мани, представляющая собой 7-сложник с рифмой типа рубай (aaba), современной традицией воспринимается как четверостишие. Эта форма распространена не только в Турции (в Восточной Анатолии), но и в Азербайджане, бывает самого разного содержания: любовная лирика, шуточные (типа частушек) стихи, гадательные, и даже стихи-загадки). Известна форма — джинаслы мани, т.е. мани, содержащие игру слов в рифме. Форма алагёзлю представляет собой мани с 11 сложными строками. Мани катары — это цепочка мани, рифмуется: aaba, ccdc и т.д., т.е. есть каждое четверостишие как бы отдельно, но все соединены темой. Певцы, которые специализировались исключительно на исполнении мани, назывались маниджи. Форма ашугской поэзии гюзеллеме посвящалась восхвалению красоты и достоинств возлюбенной, стихотворение было коротким. Форма ташлама содержала сатиру и социальную критику, форма кочаклама посвящалась героической теме, но по сравнению с дестаном описание в таком стихотворении было более образным, рассчитанным на большой эмоциональный эффект. Форма агыт содержала плач, причитание по усопшему, так же, как мерсие. Форма муамма в традиции ашугской поэзии представляла собой народные загадки в стихах. Самыми длинными произведениями ашугской поэзии были дестаны, которые могли достигать нескольких десятков строф (рифма кошматюркю). В пространных повествованиях рассказывалось о каких-нибудь важных военных, политических и социальных событиях. Сюжеты могли быть также юмористическими, сатирическими и пародийными. Кроме поэтов-ашушв, в Турции существовали народные рассказчики прозы — меддахи. Они рассказывали разные истории в жанре хикайе (рассказ, сказание, повесть). Содержанием хикайе были историко-героические и авантюрно-любовные сюжеты о вымышленных или действительно существовавших персонажах прошлых времен или считавшихся таковыми. Сюда могли входить, например, биографии известных героев войны и знаменитых сказителей. Прозаическое повествование могло прерываться песнями, которые исполнялись в сопровождении саза, а также стихотворными прибаутками текерлеме. Короткий рассказ внутри повествования назывался кысса, или серкюште, отдельный эпизод повествования — кол. Были также другие, более мелкие термины для обозначения структурных особенностей жанра, что свидетельствует о тщательно разработанной технике рассказа. Мед дахи выступали в дни праздников, на свадьбах, в кофейнях и пользовались большой популярностью. Меддахи (в узбекском произношении мадцохи) существовали и в Средней Азии, но рассказывали преимущественно о жизни святых.

Среди азербайджанских ашугов были распространены формы силлабического стиха (хеджа): кереми, кесиккереми, герайлы, шаркы, шикесте. Фольклорные песни туркмен — айдым — исполнялись народными певцами айдымчи. Известны шутливая песня на любовную тему — варсаки (варсаги) и лале — девичья песня в виде четверостишия. В узбекской народной поэзии очень распространена форма туртлик. Это 4 полустишия (мисра), которые могут быть написаны как арузом (в метре рубай, т.е. разными видами хазаджа), так и силлабическими стихами (бармак). Рифма самая разнообразная: abab, aaba, abba, аааа, abcb. Темами этих четверостиший являются любовная лирика, сатира, обличительные и шуточные мотивы. Юмористические стихи исполнялись певцами казыкчи. С давних времен известна свадебная песня ёр-ёр (ёр — возлюбленная), которая как «чинге» упоминается в сочинении об арузе Навои, в аналогичном трактате Бабура она названа «оленг». Песня с музыкальным сопровождением называется кушик. Одним из популярных жанров узбекского фольклора, попавшим оттуда в письменную традицию, является алла — колыбельная песня. Широкое распространение в народе получило исполнение песен айтишув (лапар) — вид хорового пения, когда парни и девушки поочередно поют куплеты в виде частушек. В среднеазиатской фольклорной традиции дастаны (среднеазиатская традиция произношения) входили в репертуар поэтов-сказителей: бахши (узбекское), багши (туркменское), баксы (каракалпакское). Те сказители, которые специализировались на исполнении только дастанов, назывались дастанчи. Среднеазиатские, а также казахские дастаны представляли собой прозу, перемежающуюся стихотворными вставками, написанными в форме кошма (у туркмен гошгы). Иногда стихотворная часть чуть ли не превышала прозаическую. Дастаны по содержанию были героические, героико-романические, романические (авантюрно-любовные), сказочно-фантастические (обработки арабского и персидского сказочного эпоса). В дастаны попадали сюжеты как из фольклора, так и из письменной литературы, например, из произведений Низами, Навои и др.

Среди тюрков большой популярностью пользовался жанр шутливой частушки, который у разных народов имеет схожие названия: такмак (у татар), такпак (у каракалпаков), тахпах (у хакасов). Это равносложные или относительно равносложные четверостишия с разными, за исключением хакасского тахпаха, системами рифм. Звуковая организания хакасского тахпаха — аллитерационная система — демонстрирует последовательно проведенный принцип аллитерации в анафоре, причем четверостишия часто объединены в восьмистишия. Стихотворные прибаутки в татарском фольклоре назывались — самак, в башкирском — хамак и такмаза. Термином байту татар назывались исторические песнипоэмы с грустным, даже трагическим содержанием. Байит в башкирском фольклоре — это стихотворные повествования, допускавшие импровизацию сказителя. Эпические сказания башкир — йыр — исполнялись сказителями-импровизаторами, которые назывались сэсэн.

Сказитель-импровизатор в казахской и киргизской фольклорных традициях — акын — исполняет разные произведения под аккомпанемент домбры или кобзы. Исполнители только героических эпосов — жир или джир — именуются жирау и джирчи. С точки зрения ритмики эпосы представляют собой 7-8-сложник равносложного и относительно равносложного стиха с непоследовательно проведенной рифмой. Богата начальная аллитерация, которая служит дополнительным средством ритмической организации стиха и его украшением. Аллитерация в анафоре и рифма (зачастую рифмоиды) организуют нерегулярные строфические периоды. Акыны, жирау и джирчи переодически участвовали в айтысах (киргизское айтыш) — состязаниях сказителей (айтыгов) для поддержания своего авторитета. Если джирчи в киргизской фольклорной традиции специализировался на исполнении только одного эпического произведения, например, эпоса «Манас» (записан в 19 веке), он назывался манасчи, эпоса «Семетей» — семетейчи. Ритм повествования в эпических произведениях все время менялся: от плавного при описаниях жира (джира) к убыстренному ритму желдирме (в изображениях бега коня, скачек и т.п.) с помощью укорачивания стихотворных строк.

Термином толгау в казахской словесности обозначаются произведения дидактического характера. Толгау могут быть анонимные, авторские в устной традиции и литературные. Их содержанием являются всяческие поучения, наставления, рассуждения по разным поводам. Жанр продолжает распространенную на Ближнем и Среднем Востоке традицию дидактической литературы. Форма жоктау в казахском фольклоре — обрядовая, погребальная песня. Термином оленг (песня, стихи) называется 11 сложное четверостишие с рифмой типа рубай лирического содержания. Айтысу — состязание в исполении песен, когда песни поются поочередно как бы в форме диалога.

Особую группу образуют литературы и фольклор тюркских народов, населяющих Южную и Восточную Сибирь, — народов, культура которых развивалась вне мусульманского мира и тесных контактов с исламизированными народами. В их фольклоре и литературах продолжала существовать и развиваться исконно тюркская ритмическая и звуковая организация стиха, аналогичная той, которая имелась в древнетюркской литературе. Хакасский героический эпос а лыптых (алыптыг) нымах слагается неравносложными (6-12 слогов) строками, в регулировке которых присутствует и метрический, и ударный принципы. Ритмика такого стиха тесно связана с распределением музыкального ритма и особенностями гортанного пения — хай. Исполнитель эпических сказаний называется хайджи (хайчи) нымахчи. Речитативный хай, характерный для эпоса, применялся и при исполнении песен-импровизаций — тахпахов, которые могут исполняться и мелодическим хаем. Исполнитель тахпахов называется хайджитахпахчи. В процессе исполнения произведения хайджи подчиняет неравносложные строки ритмически устойчивой мелодии, уравнивая их путем ввода добавочных гласных— отдельных слогов и слов без определенного значения (асемантических), растягивания конечных (ударных) слогов, а также путем редуцирования гласных, сокращения слогов. Звуковая организация этого стиха представлена аллитерацией в анафоре, причем ею могут быть объединены от 2 до 1213 строк. Междусловная аллитерация выражена менее отчетливо. Алыптых нымах — произведения строфические. Хайджи исполняет произведение законченными смысловыми отрезками, включающими 29 и более строк, которые могут быть связаны начальной аллитерацией. Поскольку это жанр импровизационный, то здесь нет твердой закономерности, многое зависит от мастерства хайджи. В некоторых местах текста можно видеть рифму, но это скорее рифмоиды — совпадение звуков в одинаковых грамматических формах. По содержанию алыптых нымах — героические, генеалогические и мифологические поэмы. Лирический жанр разрабатывался в форме тахпах, представлявшей собой согласно содержанию или четверостишие (шуточные частушки), или восьмистишие (любовная лирика и др. темы), однако и здесь могли быть отступления от правил, поскольку и этот жанр является импровизационным. Существовали также жанры алгыс — блашпожелание и хааргыс — проклятие.

Точно такими по содержанию являются эпосы алтайского, тувинского и якутского народов, исполнение которых тоже сопровождается гортанным пением. Алтайский героический эпос — кай чёрчёк — исполняется сказителем кайчи, который соотносит стихотворный и музыкальный ритмы. В стиховедческом плане кай чёрчёк представляют собой относительно равносложные стихи с небольшим разрывом в количестве слогов в строках: от 78 до 1213 слогов. Междустиховая аллитерация охватывает 28 строк, отчетливо выражены и часты рифмоиды. Термином кожонг (кожон) обозначаются в алтайском фольклоре исторические, бытовые и лирические песни, они исполняются певцомк ожонгчи обычным голосом. Это преимущественно четверостишия (иногда количество строк увеличено до 6) с 7-8-сложными строками (иногда появляются 4 и 10 слогов) с междустиховой аллитерацией, которая может охватывать все четыре строки. В алтайском фольклоре известна также форма алгыш сёс — благопожелание. Якутский героический эпос — олонхо, исполняемый сказителем — олонхосутом — представляет собой соединение прозаических и стихотворных частей. Последние исполняются декламацией и пением. Декламационную часть (речитатив) составляют описания и те эпизоды, которые излагаются от лица сказителя. Песенная часть — это монологи всех действующих лиц, разные по объему: одни в 34 десятка стихотворных строк, другие в 200, 300, иногда до 400 строк. Строки разносложные, количество слогов колеблется от 4 до 14, ритм стиха управляется музыкальным ритмом и гортанным пением — хабарга ырыата. Рифма отсутствует, кое-где в совпадениях грамматических форм видны рифмоиды. Начальная аллитерация охватывает небольшое количество строк (2-3 строки), иногда используется через строку. Другие жанры: ырыа — песня, может быть разного содержания, хохоон — стих, стихотворение, песня, ырыа-хохоон — песня-стих, алгыс — благопожелание, кырыыс — проклятие. Исполнитель песен называется ырыахыт.


Похожие слова: