Поиск:

Зелёная лампа


«Зелёная лампа» это литературный кружок в Петербурге (1819-20) либерального направления, основанный театралом и переводчиком Н.В.Всеволожским (в доме которого, в зале с зеленой лампой, проходили собрания). В кружке участвовали декабристы С.П.Трубецкой, Я.Н.Толстой, Ф.Н.Глинка, музыкальный критик А.Д.Улыбышев, поэты А.А.Дельвиг, А.С.Пушкин, Н.И.Гнедич. Несмотря на неформальный характер собраний, «Зелёная лампа» имела свою полушутливую символику, напоминавшую о масонских ритуалах (кольца с изображением ламп, которые носили участники; девиз «Зелёной лампы» — «Свет и надежда»; зеленый цвет — символ надежды, юности, дружбы). На заседаниях читались стихи, материалы на театральные и исторические темы, публицистические статьи, утопическая повесть «Сон» (1928) Улыбышева, изображающая крах деспотизма и торжество законов в будущей России.

«ЗЕЛЁНАЯ ЛАМПА» так же это литературное общество в Париже (1927-39), игравшее, по мнению одного из его активных участников Ю.К.Терапиано, видную роль в интеллектуальной жизни первой эмиграции и собиравшее в течение ряда лет цвет зарубежной интеллигенции (название дано в память о «Зелёной лампе» пушкинской поры), создано по инициативе З.Н.Гиппиус и Д.С.Мережковского на основе их «воскресений» — еженедельных собраний писателей в доме Мережковских No 11 бис по улице Колонель Бонне в Пасси, фешенебельном районе Парижа. Председательствовал на «воскресеньях» Мережковский, «чаем и угощением» заведовал секретарь Мережковских В.А.Злобин. Речь шла о русских литераторах старшего поколения — В.В.Розанове, Ф.Сологубе, А.А.Блоке, А.Белом, которым были посвящены созданные в 1925 воспоминания Гиппиус «Живые лица» и которых не знали молодые писатели эмиграции. Обсуждались отдельные тезисы книг Мережковского «Атлантида» (1930), «Иисус Неизвестный» (1932-34), «Лица святых» (1936-38), «Данте» (1939), новые книги русских писателей, номера журналов «Современные записки», «Числа», статьи в «четверговых» литературных полосах газет. «Воскресенья» у Мережковских, по мнению Терапиано, «в течение всех предвоенных лет были одним из самых оживленных литературных центров; они принесли большую пользу многим представителям «младшего поколения», заставили продумать и проработать целый ряд важных вопросов и постепенно создали своеобразную общую атмосферу» (Терапиано Ю. Встречи). «Воскресенья» продолжались до весны 1940; после смерти Мережковских попытки возродить собрания закончились неудачей, так как «заменить Мережковских и их уменье вносить столько непосредственного интереса в собеседования было уже некому» (там же).

После первых же заседаний внимание литераторов и общественности русского Парижа к новому обществу «Зелёной лампы» стало постоянным вплоть до 1939, начала второй мировой войны. На отдельных заседаниях, проходивших в зале Русского торгово-промышленного союза, аудитория доходила до нескольких сот человек; на чтения стихов приглашались русские шоферы и рабочие завода «Рено». Стенограммы первых пяти «бесед» опубликованы в журнале «Новый корабль» (1927. No1,2; 1928. No 4). В дальнейшем публиковались только краткие отчеты, информации о происшедших или предстоящих заседаниях и отдельные доклады в виде статей. Заседания «Зелёной лампы» проходили примерно раз в месяц (за исключением времени, когда Мережковских не было в Париже); за период с 5 февраля 1927 по 26 мая 1939 (даты первого и последнего заседаний) было 52 заседания. «Зеленая лампа» — общество как будто литературное, —замечал Мережковский, — мы говорим только о русской литературе». Но ведь существо русской литературы в том, что она не только литература, а что в ней есть элемент религиозный; еще прямее сказать, элемент христианский» (Терапиано. Встречи.). Религиозно-нравственные беседы ««Зелёной лампы» возрождали память о религиозно-философских собраниях Петербурга до первой мировой войны, обращали к этим вопросам мысль молодого поколения литераторов эмигрантов.

Похожие слова: