«Свет в конце тоннеля» – рецензия романа Мишель Уэльбек: Покорность

Мишель Уэльбек: Покорность
Мишель Уэльбек: Покорность

Слова, вынесенные в название рецензии – вторая часть названия докторской диссертации Франсуа, главного героя романа «Покорность» Мишеля Уэльбека. Первая же часть содержит имя того, с кем исследователь в течение длительного времени осуществляет особый диалог: «Жорис-Карл Гюисманс». В наших реалиях диссертация с таким названием будет восприниматься как вызов академическому сообществу.

Франсуа же интересует не соблюдение «ГАКовских» требований, а способность сказать новое слово, сконструировать свою интерпретационную систему. «Покорность» – это филологический роман об интеллектуале, новой политической модели Франции и «исламском глобализме». К чему же здесь Гюисманс, этот эстет, декадент и «запоздалый» католик, который падал в бездну греха, чтобы там получить себе святость?

Когда читаешь зарубежный роман так, что становишься соучастником событий, – это, свидетельствует о мастерстве переводчика. В книге сделан действительно хороший перевод довольно непростого текста. Бесспорно, французский автор владеет мастерством прозаика, чтобы погружать читателя в течение изображаемого, а наши переводчики не разрушили этой авторской виртуозности, а воспроизвели ее на нашем языке.

Уэльбек написал, возможно, визинерический текст, в котором провозглашена «смерть Европы». Вполне понятно, что Европа – это довольно неоднородное явление, и сегодня внутри Европы есть немало тех, кто критикует Европу, выступая против европоцентризма. Однако Уэльбек – не только критик Европы (критика – одна из имманентных черт европейского мышления), но и визионерист. В романе он предстает футурологом, культурологом и политическим историком, который, вслед за Хантингтоном, говорит о столкновении цивилизаций, которое приобретает особые черты.

Исламизация Франции трактуется как следствие атеизма современного европейского человека, который не чувствует связи с Богом. «Географические границы ислама – очень широкие; практика веры в Саудовской Аравии имеет мало общего с тем, что можно увидеть в Индонезии или Марокко. Что касается Франции, христианский культ не претерпит никаких посягательств… А главный враг мусульман, тот, которого они боятся и ненавидят больше всего – не католицизм, а секуляризация, светскость, атеистический материализм» (с. 132).

Потерянная религиозность

«Покорность» – это роман о потерянной религиозности, о Европе, которая является значительно более «фундаменталистским» и «террористическим» объединением, чем мы об этом привыкли думать. Уэльбек разворачивает свою концепцию, показывая, что Европа потеряла религиозность, которая была заменена идеологической доктриной и буржуазным образом мышления. Жители Европы не имеют общего мировоззренческого фундамента, они отчуждены и внутренне холодны.

Постоянное проговаривание тем мультикультурализма, стремление к толерантности и уважения к другому – только ширма, за которой скрыты настоящие проблемы Европейского Союза. А все потому, что Европа потеряла Бога. Зато ислам предстает тем религиозным течением, в основе которого – концепт «покорности» («высшее счастье человека заключается в полной покорности».

Для Франсуа покорность – это антоним неприкаянности европейца, который живет в своем солипсическом мире, лишенном любви и веры. Европейский мир ориентирует человека на снобизм: Уэльбек в романе критикует преподавателей Сорбонны, которые, получив должность, считают, что живут на другой планете, не имеют ничего общего с жизнью вне стен Сорбонны.

Уэльбек призывает читателей – по крайней мере может сложиться такое впечатление – к патриархальности, домодерности, бередя феминистские раны (призывая женщин к повиновению мужчинам как высшей касте этого мира) и отбрасывая христианские нормы. Однако его герой на самом деле ищет возможность бегства от экзистенциального одиночества в мире без Бога. Поэтому он и исследует Гюисманса, который кажется ему своеобразным альтер-эго.

Новый роман М. Уэльбека – это роман о транскультурности и транзитности. Первое понятие контекстуализируется в исламском дискурсе Франции. «Франция уже является частью “дар-аль-ислам”». Приход к власти мусульман дает возможность этой стране вернуться к Средневековью, которое для Франсуа видится последней эпохой человеческой цивилизации. «…Средневековое христианство было большой цивилизацией, художественное достояние которого навсегда останется в памяти людей». С Ренессансом, который провозглашает человека венцом Вселенной, начинается упадок цивилизации как мира, в котором есть Бог.

Ницше – последний «великий пророк» падшей цивилизации, который стремится вернуть человека к Богу, а потому и испытывает неприязнь и пренебрежение к христианству, со смертью которого приходит упадок Европы. «Европа, которая была вершиной человеческой цивилизации, за несколько десятилетий убила сама себя. По Европе распространились анархистские и нигилистские движения, звучали призывы к жестоким действиям, отвергалась любая мораль. Уже через несколько лет все закончилось невероятным безумием Первой мировой войны».

Гюисманс, который ревизирует в романах Средневековья, в конце жизни понимает, что смысл жизни – в возвращении к вере, а следовательно, в скудости. Мусульманская эра в романе Уэльбека возникает Вторым Средневековьем, которое примирит исламистов и христиан. Хотя Уэльбек и намекает, что эта политика также утопична. Со временем произойдёт растворение христианства, которое, видимо, и должно раствориться в исламе, так как исчерпало себя и способность объединить человека с Богом. Не случайно, что в новой Франции после победы мусульман идет борьба за кресло министра образования. Эта деталь указывает, конечно, на идеологический компонент ислама как политики, а пятый раздел романа открывается словам аятоллы Хомейни: «Если ислам – не политика, то он – ничто».

Ислам в романе предстает тем неоднозначным миром, который дает человеку желанную свободу. Европа, утонула в кризисах, потеряла эту черту и стала иллюзией будущего. Исключение – свобода сексуальности, которая однако наталкивается на многочисленные табу с точки зрения традиционной морали. Преподаватель Сорбонны имеет отношения со студентками, пользуется услугами проституток, однако такая «аморальность» имеет негативное толкование в христианстве. Франсуа не раз видит мусульманские семьи, в которых человек может иметь столько жен, сколько может содержать, чтобы каждая не испытывала своей обделенности. Ислам предусмотрел супружескую измену и закрепил за человеком право иметь нескольких женщин.

«Покорность» – роман, который провоцирует и не оставляет читателей равнодушными. Он показывает, что современный мир неоднороден. Под стабильностью скрыта пустота, а за борьбой – стремление к покорности. Если человеческий пыл таки смирится, то способен ли будет новый человек познать Бога?

Рейтинг: 5/5. Из 0 голосов.
Please wait...